Отчёт Владимира Сизова

И вот позади две электрички, семь километров пешком с рюкзаками за спиной от станции Перебор и мы на месте. А место и правда дивное. Березовая роща, высокий, круто обрывающийся скалами берег и глухо ревущая пенная круговерть порога внизу. Поход в пещеру наметили на завтра. Утром начали собираться. Народ вокруг скептически смотрел, как мы при 25 градусах тепла надеваем теплые штаны, куртки, комбинезоны. От касок с шахтерскими фонарями и карбидками они вообще чуть не впали в ступор. Почему-то считается, что если пещера довольно проста и общедоступна, то ходить в нее можно чуть ли не со свечкой, в шлепанцах и купальниках. Напрасно. Во первых, пещера есть пещера, и при всей ее простоте во многие ходы в таком виде просто не добраться. Во вторых, свет в пещере является одним из важнейших элементов безопасности. Обычный фонарь занимает руку, а свеча еще и наносит вред пещере. Ну и наконец, температура воздуха в 4-5 градусов тепла не стимулирует к долгому пребыванию под землей если вы легко одеты. Кроме того, неплохо хотя бы в общих чертах знать схему пещеры и возможные на пути препятствия, а лучше иметь опытного проводника. Идти к пещере пешком в обход порога через мост было долго и лень, поэтому договорились с каким-то катамараном и переправились прямо к логу. Поблагодарив двинулись вверх по течению пересыхающего ручья, и метров через 150 достигли тропы ведущей вверх, ко входу в пещеру. Идти в одежде было очень жарко, поэтому, когда достигли площадки перед входом в Смолинку, все вздохнули с облегчением. Вход в пещеру расположен на высоте 11—12 м над логом. Небольшая площадка под скальным навесом, переходит в трещину — вход. И вот зажигаются фонари, и наша группа медленно втягивается в сырое, холодное, темное чрево земли. Скользкий каменисто глинистый лаз довольно круто спускается вниз. Жара сразу отступает. Комбинезоны перестают казаться нелепыми. Желтые лучи фонарей беспорядочно скользят по стенам. Что-то прошелестело сбоку. Да это летучая мышь. В нескольких метрах от входа вправо идет низкая щель, приводящая в южное ответвление — разветвленную полость с тремя уровнями. Народ говорит, что там суше, чем в остальных местах, и теплее. Но мы туда сегодня не пойдем. Мы пойдем дальше. Через несколько метров лаз расширяется и метрах в 20-25 от входа – приводит в грот. Он называется Большая келья и имеет размеры 25х7 м. и высоту до 4 м. Отверстия входа не видно. Под ногами кое-где хлюпает вода. Пар изо ртов, уходит к своду. Из грота Большая келья влево идут два хода. Первый, ведущий, судя названию прямо в ад, представляет собой узкий горизонтальный лаз, идущий в западном направлении. В нескольких метрах от входа в «Дорогу в ад» открывается начало второго левого хода. Видимо в противовес предыдущему его называют раем или галереей. На обратном пути нам обещают показать и то и другое. За Большой кельей, в 60 м от входа, попадаем во второй значительный грот пещеры — Фавор, имеющий в поперечнике 10 м и высоту до 10 м. В углу этого грота четырехметровый колодец – узкий вертикальный спуск, ведущий в следующую полость. Слева внизу имеется очень узкая щель – так называемый шкуродер. Ползти по ней было жутковато. Пришлось вытянув вперед одну руку и изогнувшись буквой зю, совершать причудливые телодвижения одновременно преодолевая первые приступы клаустрофобии. Благо ход этот не длинный и, не успев испугаться, попадаешь в последний грот. Судя по всему, это и есть так называемый Алтарь. Гордый своей победой над собой и природой, не сразу замечаю, что я тут не один. Оказывается в грот можно попасть намного проще, если в предыдущей полости пролезть немного вправо вверх. Там есть пара окошечек в следующий грот и довольно большое почти круглое отверстие – полутораметровой длины с гладкими стенками спускающееся туда же. Собравшись в последнем гроте, фотографируемся и отдыхаем. Странное ощущение какого-то почти мистического покоя накатывается на меня – впервые оказавшегося так глубоко под землей. В последствии бывая в пещерах и больше и красивее чем Смолинка, я тем не менее уже не чувствовал это так остро. Хотя возможно причина в том, что в первый раз я был новичком, ведомым, опекаемым и мог сосредоточиться целиком на себе любимом и своих ощущениях. А после приходилось уже самому организовывать, помогать, опекать. Впрочем, пора вернуться на, вернее под землю и продолжить описание пещеры. Из последнего грота дальше идет узкий глинистый лаз вскоре сужающийся. Желающие проползли по нему сколько могли и вернулись. Пора было посетить «рай». Подниматься по известной дороге гораздо проще, чем спускаться, и вскоре мы сгрудились возле входа в Левый ход. Он представляет собой два примерно равнозначных низких лаза, сходящихся через метр-полтора дальше высота хода постепенно увеличивается. Влево отходит небольшое узкое ответвление, снова сходящееся с основным ходом через пару метров. Высота свода позволяет идти практически не нагибаясь. На дне чаще всего лежит слой глины, но в этот раз нам повезло, водой глину смыло, и нашему взору предстал во всей красе выглаженный водой каменный «пол» с характерным возвышением к середине. Больше всего это напоминало хребет большого доисторического животного с выпирающими позвонками. Ближе к концу, в нише справа периодически появляется небольшой самодельный деревянный крест. Не знаю кто и зачем его ставит. Возможно ради шутки? В конце сорока пяти метрового хода коридор несколько расширяется и заканчивается глинистой ямой метра полтора в поперечнике и столько же глубиной. Через нее перекинуто бревнышко. Любители экстрима могут продолжить исследование недр, перейдя по нему яму и попытавшись влезть в уходящий вверх воронкообразный ход. Я не знал точно любитель я или нет, но на всякий случай попробовал влезть. Скользко. Но со второй попытки удалось. Передвигаюсь на коленках к месту сужения воронки и вижу уходящий под прямым углом влево узкий и низкий лаз. Вползаю в него и сперва на коленях, а после ползком медленно двигаюсь вперед. Товарищи остались далеко позади, и в абсолютной тишине, казалось, слышен шум крови в ушах, как прибой в морской раковине. По мере сужения хода, нарастал какой-то безотчетный страх, и скорость продвижения падала. Наконец стремление вперед практически заглохло. Двинуться невозможно, в горле пересохло. Свет фонаря вроде бы потускнел. Минуту, наверное, я балансировал на грани паники. Как вдруг примерно в двух метрах позади, раздался какой-то будничный, почти скучный вопрос: «Ну, ты дальше собираешься лезть или как?» Господи, как я любил в тот момент этот голос, этого человека. Куда-то пропала скованность мышц. Недавнее волнение выдавал только предательски подрагивающий голос, которым я задал вопрос, волновавший меня в этот момент больше всего. Я спросил, будет ли дальше расширение и можно ли будет развернуться (очень уж не хотелось выбираться задом наперед). «Можно-можно» - был лаконичный ответ неизвестного. Дальше я двигался быстро, четко и почти весело. Ход действительно вскоре закончился наклонной трещиной позволившей подняться на ноги. Можно было перевести дух. Справедливости ради замечу, что реальной опасности не было, иначе бы меня туда не запустили. Ситуация полностью контролировалась. Случай же этот показывает, насколько важен психологический фактор в подготовке спелеотуриста. Щель круто уходила вверх, но подняться по ней самостоятельно я не мог, да честно говоря и не хотел. К тому же из лаза уже показался мой невольный спаситель. Он был не один, за ним выполз его двенадцатилетний сын. Обменявшись приветствиями, поползли назад, пока в ход не набились еще люди. Впрочем, этот ход, пожалуй, самый редко посещаемый в пещере. Об этом в частности говорит его относительная чистота, наличие местами небольших натеков и незагаженность стен надписями. Хотя, кто знает, возможно, лет через тысячу эти глупые надписи станут памятниками культуры эпохи престарелогоего социализма и недоразвитого капитализма, возможно также, что древние рисунки мамонтов и других животных значили всего лишь что-нибудь типа – Васька кривой бык и Петька длинный лось здесь были или козлы отстой – медведи рулят. Так это или нет, но назад мы выбрались быстро и без приключений. В галерее имеется еще пара различного размера ответвлений, но проходимы ли они и как далеко они идут, я не знаю. Выбравшись из «рая», отправились прямиком в «ад». Опять же узкий в начале горизонтальный ход, немного расширяется и через 6 м изменяет наклон. Под углом 45° вниз идет хорошо отполированная водой труба диаметром около 1 м, заканчивающаяся завалом из глины, щебня и мусора. Здесь на собственной пардон заднице понимаешь, как ценна в спелеологии пятая точка опоры. Хорошо, что вдоль трубы идет закрепленная вверху веревка с узлами и кольцами. Она позволяет контролировать скорость спуска и очень облегчает подъем. В середине трубы направо отходит горизонтальный ход. На «мусорке» нам делать нечего, да и не только нам видимо, потому, что поперек спуска туда укреплено очередное бревно. Веревка скрывается в правом ходе, значит нам туда. Ход приводит к наклонному гроту, заложенному по межпластовой трещине. На дне грота также есть отложения глины. Именно из-за них он и получил название – «зал глиняных фигурок». Ибо все добравшиеся туда, считают своим долгом, пользуясь местной суперпластичной глиной, изваять какую-нибудь надпись, или барельеф. Что характерно здесь практически отсутствуют сексуально ненормативные темы. Лепим и мы кто что может. Наконец творческий потенциал иссякает, и мы отправляемся наверх. Обратная дорога со всей очевидностью показывает справедливость названия. Насколько легко попасть в «ад», настолько трудно оттуда выбраться. Лицам, не имеющим достаточной физической подготовкой, а также пьяным и беременным, а в особенности пьяным беременным, не имеющим достаточной физической подготовки, я бы не рекомендовал самостоятельное посещение этого хода. Мы, впрочем не испытали особых проблем с подъемом и вскоре уже бодро двигались к выходу на поверхность. Шаг, другой и вот он впереди – лучик света в темном царстве. Еще немного и из влажной зябковатой прохлады ночи, мы попадаем в знойные объятья летнего дня. Ощущение сходное с испытываемым при входе в сауну. Этакий тепловой удар наотмашь. Оглядываемся и дико ржем. Мы все перемазаны глиной с ног до головы. Рожи – чумазые, но довольные. Кстати народ, встречавшийся в пещере и на выходе, смотрел на нас уже не с удивлением, а с уважением и где-то даже завистью. Они-то мокли и мерзли, а мы чувствовали себя как в песне – «довольно сухо и комфортно». Все-таки великая вещь экипировка. Дальше все просто. Шлепаем до реки, к месту напротив нашего лагеря, и как есть в одежде смело лезем в воду, сочетая процесс переправы со стиркой и помывкой. Через несколько минут веревки ограждающие лагерь запестрели мокрой одеждой, а мы слегка щурясь, нежились на теплом солнышке, обмениваясь впечатлениями. С тех пор минуло уже лет десять, а краски той поездки по прежнему свежи и ярки. Кстати в прошлом году я открывал мир Смолинки уже своим детям. И хотя это не первая их пещера, впечатлений была масса. Остается подвести итоги и еще раз добавить, что общая длина ходов пещеры равна 500 м. Наибольшее понижение от входа составляет 32 м (Дорога в ад). Пещера относительно суха. Лишь в Левом ходе бывает небольшой ключ. Отмечается капель вблизи входа, в Большой келье и в гроте Фавор. Пол пещеры почти везде покрыт глиной. Пещера Смолинская в спортивном отношении проста и доступна для посещения неподготовленными группами при соблюдении ими требований техники безопасности. При спуске на дно Дороги в ад используют веревку. Раньше в пещере обитала самая крупная в Европе колония летучих мышей (водяная ночница), в настоящее время практически полностью уничтоженная невежественными посетителями. И еще по благословению архиепископа Екатеринбургского и Верхотурского Викентия и по инициативе клирика Преображенского мужского монастыря Каменска-Уральского иерея Алексия Носкова 20 августа 2004 года у пещеры был воздвигнут Поклонный крест. Деревянный крест высотою 2,5 метра специально изготовили в мастерской храма во имя Архистратига Михаила села Маминское. А 22 августа 2004 года, в 12 часов, настоятель Михаило-Архангельского прихода иерей Вячеслав Максимов совершит освящение Поклонного креста, установленного у Смолинской карстовой пещеры. Восточноуральская карстовая провинция Так что если есть интерес, сходите не пожалеете. Не забывайте только про элементарные меры безопасности, по возможности пользуйтесь помощью опытных товарищей и главное – не пакостите. Пусть и у ваших детей будет возможность приобщиться к если не девственной, то хотя бы чистой природе. Как говорили в одной не слишком удачной рекламе – «не будем мусорить, да»! Владимир Сизов.