Частновладельческие заводы на путях выхода из кризиса часть 3

Такое использование ссуды совсем не говорило об оздоровлении финансового положения округа. В октябре 1909 г. управляющий Екатеринбургским отделением Государственного банка писал Совету банка, что если в 1908 г. «каждая отрасль деятельности округа стала доходной, расчеты с рабочими были в значительной мере упорядочены, то теперь вновь приходится наблюдать, что дело разлаживается: с середины лета стали задерживаться расчеты с рабочими, и до настоящего времени перемен в этом отношении к лучшему нет, рабочие денег почти не получают, а торговцы, отпускающие товар рабочим в счет заработной платы, обивают пороги в местных банках, стараясь учесть векселя администрации, выданные за отпущенный товар». Все свои надежды администрация возлагала на заказы на рельсы, т. е. опять-таки на поддержку заводов государством.

В сентябре 1909 г. администрация погасила Государственному банку задолженность под залог металла в сумме 589 тыс. р.

В январе 1910 г. задолженность Богословских заводов Государственному банку снова повысилась на 237 тыс. р.,227 но вскоре была понижена на 472 тыс. р. «Однако, — доносил управляющий Екатеринбургским отделением, — нужно повторить, что понижение задолженности по ссудам у Государственного банка совершается этими заводами за счет перезалога металлов в частном банке, что подтверждается балансами местного отделения Северного банка, в коем уже давно ведется Богословским округом залог рельс».

Все это показывает, насколько шатки были финансовые дела общества, насколько беспочвенны были ожидания высоких прибылей. Надежды на широкий рынок в сбыте железа пошатнулись в 1909 г., когда к значительным закупкам железа приступил Земский союз. По заявлению Совета съездов горнопромышленников Урала, поданному министру торговли и промышленности 2 января 1909 г., «в своей торговой деятельности земства стали преследовать цели, ничего общего со здравыми принципами торговли не имеющие, основали ее на началах филантропии, производимой за счет общеземских средств, собираемых путем налогов, как с населения, так и с самих промышленников». Эти «начала филантропии» заключались в том, что земства стали отпускать кровельное железо населению по сниженным ценам, к тому же на основе весьма льготного кредита. Тем самым они начали сбивать рыночные цены на железо. Хуже же всего для промышленников Урала было то, что земства стали расширять закупки у казенных заводов, деятельность которых, по заявлению Совета съездов, «базируется на том же принципе отнесения убытков за счет плательщиков налогов..., какие бы убытки они ни давали, какие бы убыточные цены они ни назначали на свои изделия, ресурсы их от этого ни на йоту не изменятся и на следующий год они получают от Государственного казначейства опять свой кредит в полном размере».230 Этот протест не имел каких-либо реальных последствий, но он интересен как показатель тех отношений, какие в послекризисные годы складывались между частными и казенными заводами. Отсюда вытекала тенденция к синдицированию продажи железа. В синдикат «Кровля» Богословское общество вступило в 1908 г. В том же году оно вступило в синдикат «Медь». Но об этом ниже.