Георг Вилим де Геннин

Строитель Петербурга. Основатель Екатеринбурга, Перми и Полевского. Один из честнейших и талантливейших птенцов гнезда Петрова. Самый крупный инженер-металлург России XVIII века. Создатель первого в России учебника по горному делу и металлургии, являвшегося одновременно и наиболее полным описанием заводов Урала 30-х гг. XVIII века. Имя этого человека крайне редко встречается на страницах малотиражных исторических исследований и почти забыто российской общественностью.

Неизвестный художник. Портрет Вилима де Геннина. Начало XIX в.

Действительно, о Георге Вильгельме (или, как его звали в России, Вилиме Ивановиче) де-Геннине писали и пишут крайне мало, но все же ему повезло с потомками-биографами. В 20-х годах XIX века его жизненному пути посвятил ряд работ известный историк В.Берх. Особенную ценность его работе придает обширная публикация документов из личного архива В.Геннина. В.Берх впервые издал и фрагменты из рукописи В.Геннина "Описание Уральских и Сибирских заводов" .

Вновь историки занялись изучением трудов В.Геннина только через 100 лет. В 1937 г. М.Ф.Злотников почти полностью издал капитальную работу В.Геннина "Описание Уральских и Сибирских заводов", снабдив ее обширным введением, в котором рассказал о деятельности своего героя по развитию металлургии Урала в 1722-1734 гг. Этот обширный труд стал главным делом жизни М.Ф.Злотникова, выпускника Петербургского университета, приобретшего свои навыки исследователя и археографа в знаменитом семинаре А.С. Лаппо-Данилевского. С момента своего появления книги В.Берха и М.Ф. Злотникова стали настольными книгами для историков Урала. Без ссылок на них не обходится ни одна работа по истории металлургии в России XVIII в. Однако, как отмечали сами историки, их работами далеко не исчерпывается изучение жизненного пути и богатого наследия В.Геннина, истории становления металлургии Урала в переломные годы реформ Петра I.

Жизненный путь Геннина до приезда на Урал

Сведения о детских и юношеских годах В.Геннина (1676-1750) крайне скупы. Сам В.Геннин при поступлении на русскую службу писал, что родом он из Ганова. Однако на плите, выбитой в честь открытия им марциальных вод в Олонецком уезде, местом его рождения назван Нассау-Зиген. В 1719 г, в Россию приехал его отец, который по просьбе В.Геннина был пожалован Петром I сразу в майоры от артиллерии, т.е., видимо, обладал необходимыми знаниями я арифметике, артиллерии и инженерном деле.

На русскую службу В.Геннин был завербован во время "Великого посольства", с которым Петр I, под именем урядника Петра Михайлова, впервые выехал за рубеж. Московским послам Georg Wilhelm de Hennin подал прошение, в котором писал, "что он от юности своей научен к несколько лет обучался я ныне основательно разумеет архитектуру гражданскую, домов строение, делание всяких потешных огненных вещей, изображение в воску делать, японскою олифою крашеные соломою изображения, преизрядно на бумаге вырезывать и прочие хитрости", и просил "к Москве ехать в службу его царского кесарского величества, дабы при его дворе помянутые хитрости исполняти...за пристойное жалованье". Царь искал таких людей, т.к. "в строении флота и исправлении артиллерии и протчих мануфактур и фабрик и в процветании коммерции старание имел, дабы оное, так же горные дела и заводы умножены были, чтоб от оных государственный интерес и плод получать...и из других государств таковых вещей не покупать".

Б. Коффр. Портрет Петра Великого. 1716 г.

10 мая 1697 г. В.Геяннн был принят в службу в Оружейную палату с жалованием по 6 рублей в месяц, поручиком по нем выступил Андрей фан дер Гушш, "началиый человек" Амстердама. Видимо, знания молодого человека значительно превышали "хитрости" вырезаний из бумаги. В 1698 г. он был зачислен на службу фейерверкером с жалованьем по 67 рублей в год. Одновременно он передавал свои познания русским. Сам В.Геанян писал, что в первые годы своего пребывания в Россия он обучал дворянских недорослей артиллерия, за что получал по 500 рублей.

Знание и опыт молодого инженера царь использовал во время Северной войны. В 1701 г. В.Генннн возводил укрепления в Новгороде. Он быстро продвигается по службе: в 1700 г. получил звание поручика, в 1702 г. - капитана, а в 1706 г. - уже майора. В 1710 г. В.Геннин под командой Романа Вилимовнча Брюса участвовал во взятия Выборга. Здесь он привлек внимание Петра I. После взятия города царь послал молодого майора снять план Кексгольма. Исполняя это поручение, в том же 1710 г., по приказу адмирала русского флота графа Ф.М.Апраксина, В.Геннин строил укрепления при Гангуте. Со всеми этими поручениями он справился успешно. За взятие Кексгольма Вялим Иванович получил золотую медаль с алмазами, ему была пожалована дер. Азила в Кексгольмском уезде. В том же году его произвели в подполковники.

В 1712 г. по указу Петра I В.Геннин принял участие в строительстве Петербурга. Он достроил Литейный двор к перестроил пороховые погреба мазанками (ранее они были деревянными). Петербургским губернатором в это время был кн.А.Д.Меншиков, он руководил и строительством в городе. Возможно, к этому времени относится близкое знакомство В.Геннина со светлейшим князем.

Царь по достоинству оценил знания и организаторские способности В.Генннна. В 1713 г. он был пожалован Олонецким комендантом я начальником Петровских, Повенецких и Кончеозерские заводов. Назначение было чрезвычайно ответственным. Дело в том, что именно этот металлургический район в годы Северной войны был основным поставщиком оружия для русской армии. Победы при Лесной и Полтаве, выход к Балтике вовсе еще не решили исхода Северной войны. Впереди были морские сражения при Гангуте и Гренгаме, когда извечно сухопутная Московия разгромила флот Швеции, мощнейшей морской державы Европы.

Для этих побед требовалось новое оружие, а Олонецкие заводы были уже основательно изношены. При пробе вновь вылитых пушек четверть разрывалась. Геннину пришлось серьезно заняться перестройкой старых заводов. На Олонце он возводит домны "по английской пропорции", строит новые цеха. Литье пушек он довел до фантастического для XVIII в. совершенства: при пробе 1000 новых пушек разорвалось только 3. При этом, он резко поднял объемы производства. Им была изобретена вододействующая машина, которая сверлила 1 пушку и одновременно обтачивала 2 других при помощи 3 человек. Сам он так в 1718 г. описывал работу заводов: "В ходу ныне при Петровских заводах три домны и на Повенецком заводе три домны ж, из которых непрестанно денно и ночно льем пушки и ядра и дробь". "Сверх того на Петровских, на Повенецких, на Устьрецких, на Кончеозерских заводах делаем непрестанно кованое перетяжное железо на якори и на оружейное дело, доски и прочие всякие припасы". За время управления В.Генниным Олонцом (1713-1722) на заводах было сделано "пушек, железных припасов и на верфи судов на 481 232 рубли". В 1716 г. олонецкий комендант за успешное выполнение военных заказов был пожалован в полковники.

Промышленное строительство в России в начале XVIII в. наталкивалось на постоянный недостаток квалифицированной рабочей силы, приходилось приглашать мастеров из-за границы. На Олонце В.Геннин создал первую горную школу в России. В 1715 г. генерал-адмирал граф Ф.М.Апраксин присылал к нему 20 человек дворянских детей на обучение. В.Геннин поручил пленному шведскому офицеру учить их арифметике, рисованию, артиллерии и инженерному делу. 12 солдатских детей, присланных из Москвы, определены для обучения на заводы "коломенному, к пушечному, к якорному и к эфесному и к прочим заводским делам".

Титульный лист книги Л. Магницкого. Арифметика. 1703 г.

В Олонецком уезде В.Геннин обнаружил минеральные воды. Петр I страдал рядом болезней и трижды ездил лечится на Марциальные воды, открытые В.Генниным. В первый раз царь посетил их в январе-марте 1719 г. В этот приезд он осмотрел Олонецкие заводы. Результаты работы В.Геннина произвели хорошее впечатление на царя. Олонецкому коменданту был пожалован "портрет его величества с алмазами, ценою в 600 рублей".

В 1716 и в 1719 - начале 1720 г., по заданию Петра I, В.Геннин ездил в Голландию, Саксонию и Пруссию. Особенно насыщенной была вторая поездка. В течении года он осматривал металлургические заводы, знакомился с горным делом, нанимал мастеров-иностранцев для службы в России. Позднее В.Геннин постоянно ссылался на знания и опыт, полученные в результате этой поездки. Энергичный посланец русского царя, заинтересовал властителей Германия. Прусский король пожаловал ему знаки ордена de la Generosite.

Во время этой поездки произошли изменения и в личной жизни Вилима Ивановича. В марте 1716 г. умерла первая его жена. Будучи в Голландии В.Геннин познакомился с дочерью местного купца. По приезде в Россию они женились. На свадьбе, видимо, присутствовал царь. В.Геннин позднее писал, что "во время второго бракосочетания" Петр I пожаловал ему 1800 рублей. От этого брака у В.Геннина была дочь, умершая на Урале, и два сына.

В России В.Геннин вновь занял должность коменданта Олонецкого уезда и возглавил местные заводы. Кроме того, по указу Петра I он приступил к строительству Сестрорецкого завода, а также разработал проект "коммуникации судовому водою хождению" между рекой Москвой и Волгой.

Деятельность Геннина на Урале в 1722 - 1734 гг.

В феврале 1722 г. Петр I вновь посетил Марциальные воды. 6 марта 1722 г. В.Геннин был произведен в генерал-майоры, а в конце этого месяца Петр I указал ему ехать на Урал. У нового назначения были две цели - следствие о конфликте между начальником казенных заводов капитаном В.Н.Татищевым и крупнейшими заводчиками Демидовыми, а так же "исправление" старых и строительство новых заводов. Предполагалось, что это назначение будет носить кратковременный характер.

Портрет Вилима де Геннина. Гравюра XVIII в.

"Инструкция генералу-маеору Генину:

1. Ехать ему в Кунгурской, в Верхотурской и Таболской уезды, где есть наши медные и железные заводы. И железные заводы во всем исправить, а именно: пушечным литьем, так же и дощатое кровелное железо и зделат для резанья железа и для проволочного дела машины, и которые похотят тому всему от партикулярных заводов учитца и таких учить.

2. Медныя заводы так же во всем исправит к привесть в доброе состояние и размножение.

3. Розыскать между Демидовым и Татищевым, так же и о всем деле Татищева, не маня ни для кого и писат о том в Сенат, так же и в Берг-колегию и к нам.

4. Что надобно будет ко обоим заводам, каких деревень и земель, о том писать в Сенат, откуду велели мы ко удовольствию тех заводов чинить немедленную резолюцию.

5. На первое время для строения и работ на те заводы людей и протчее, что к тому делу принадлежит, требовать от губернаторов и воевод, о чем к ним даны вам послушные указы.

6. На дачю жалованья мастеровым людем, которых велено тебе С собою взять, отпускается с вами денег на два года две тысячи восемьсот шездесят два рубли сорок восем копеек, да сверх того на чрезвычайные росходы тысяча рублев.

Петр. Апреля в 29 день 1722. В Преображенском"

Следствие о "ссоре" В.Н.Татищева и Демидовых поставило В.Геннина в трудное положение. Петр I был недоволен медлительностью Татищева в "исправлении" старых казенных заводов, с симпатией относился к Демидовым. У заводчиков были такие сильные покровители при дворе, как князь А.Д.Меншиков и граф Ф.М.Апраксин. С последним В.Геннина связывали давние дружеские отношения, во время управления Олонецкими заводами (до 1721 г.) В.Геннин подчинялся Адмиралтейству, главой которого был граф Ф.М.Апраксин. В своих письмах он называл графа свои "вторым отцом". Однако, прибыв на Урал В.Геннин убедился, что В.Н.Татищев способный горный инженер и администратор, поддержал его план строительства завода на р.Исети. Разбор обвинений Демидовых против В.Н.Татищева (задержки с провозом хлеба на их заводы на казенных заставах и захват Курьинской пристани) убедил его в невиновности капитана. Об этом он донес Петру I и попросил его определить В.Н.Татищева к уральским заводам, чтобы после его отъезда он возглавил управление ими. Императору результаты следствия показались убедительными. Граф Ф.М.Апраксин порвал отношения с В.Генниным в два года не писал к нему.

Правда, позднее сан В.Геннин усомнился в правильности своего следствия. Задержки с провозом хлеба на заводы Демидова он связал со злоупотреблениями приказчиков, ведавших заставами, н послал фискала для сбора у крестьян обвинений против казенных управителей из "гагаринских школьников". Однако, я результате выяснилось, что "подношения" с крестьян брал и В.Н.Татищев. Взятки эти были очень мелкими и носили традиционный характер, сам В.Геннин просил людей близких к Петру I объяснить это императору и ходатайствовать за В.Н.Татищева. Но управление заводами Урала убедило его в справедливости казалось бы мелочной претензии Демидовых на единоличное владение пристанью. В 1724 г., после того как заводчики построили для казны новую пристань, В.Генннн полностью передал им Курьинскую. Поначалу холодные отношения между В.Геннином и Демидовыми переросли в дружеские. В 1727 г. в частном письме А.В.Макарову, в котором он жаловался на нападки на него В.Н.Татищева, человека оказавшегося благодаря ему при дворе, известного Петру I и Екатерине I, В.Геннин с сомнением писал: "то еще Бог знает, кто винен" в "ссоре" Демидовых с Татищевым.

Казенные заводы Урала В.Геннин нашел в крайне запущенном состоянии. Буквально за два года он полностью изменил состояние казенной металлургии. Были перестроены и расширены старые заводы (Уктусский, Алапаевский и Каменский), построены новые: Екатеринбургский (1723), Лялинский (1723), Пыскорский (1723), Егошихннский (1724), Полевский (1724), Верх-Исетский (1726), Синячихинский (1726), верхний Уктусский (1726). Екатеринбург строился сразу как центр горного управления, крупнейший завод в крае и крепость. В.Геннин осознавал, что он построил не просто завод на Исети, а целый город. В своих доношениях Петру I и Екатерине I он подробно писал о строительстве в крепости новых казенных зданий, "командирских н мастерских квартир", чего не делал ни по одному другому заводу. В новом городе он построил церковь, школы, госпиталь, последний был первым медицинским учреждением на Урале и в Сибири. На месте двух других заводов построенных В.Генннным (Егошихинского и Полевского) на Урале позднее выросли два новых города - Пермь и Полевской.

И. Ушаков. Вид Екатеринбургского завода. 1734 г.

Строительство заводов требовало создания разветвленной административной инфраструктуры, обеспечения заводов квалифицированной и вспомогательной рабочей силой. В.Геннин развил и расширил горную администрацию, которая начала оформляться с первых лет существования заводов и получила значительные права после организации Высшего горного начальства В.И.Татищевым. Заводы, мастеровые люди и население приписных крестьянских слобод получили при В.Геннине административную и судебную независимость от местных властей и оказалось в компетенции местного горного органа управления - Сибирского обербергамта и подчиненных ему учреждений. В.Геннин, как он сам писал, не знал и не любил приказных дел, по его мнению, он должен был заниматься строительством заводов и организацией производственного процесса на них. На Олонце он перепоручил судебные и административные дела ландрату. На Урале требовал от Берг-коллегии прислать ему советника для таких дел. С присланными из Москвы берг-советвиком Михаэлисом и кн. Р.Горчаковым он сработаться не смог. В 1729 г. к нему был прислан капитан артиллерии А.Томилов, имевший 25-летний стаж службы я артиллерии, участник Дербентского похода. В.Геннин высоко оценил трудолюбие и ум этого человека, нашел в нем хорошего помощника. Опыт приобретенный А.Томиловым на Урале под руководством В.Геннина позволил ему в 40-х гг. XVIII в. стать президентом Берг-коллегии. Одновременно, В.Геннин сумел воспитать двух великолепных инженеров и руководителей заводов из Н.Клеопина и К.Гордеева, начавших службу при нем еще на Олоице, в школе для дворянских детей. Бескомпромиссно боролся В.Генннн со злоупотреблениями чиновников, грабивших мастеровых людей и крестьян. Многих из них он отдал под суд.

Заводы требовали квалифицированной рабочей силы. Выезжая по указу Петра I на Урал, В.Геннин взял с собой с Олонца лучших мастеров, многие из которых были "иноземцами". На Урале В.Геннин организовал обучение мастеров "русской нации". Уже в начале 30-х гг. XVIII в. он добился того, что русские мастера вытеснили "иноземцев" из всех циклов заводского производства. Подготовка горных специалистов осуществлялась и в горных школах Урала, организацию которые начал В.Н.Татищев.

О своих мастерах В.Геннин заботился. Для них он организовал первый на Урале госпиталь. Важно отметить, что когда правительство Екатерины I пошло на ревизию Берг-Привилегии Петра I, обложив часть мастеровых людей налогами, В.Геннин выступил против этого (Н 85). На Олонце В.Генннн спас от религиозных преследований знаменитых братьев Денисовых, духовных наставников старообрядческого Выга. На Урале горный командир заступился за известного тобольского оружейника Н.Пиленка, которого за старую веру хотели привлечь к кровавому Тарскому розыску.

Екатеринбургский завод. Плющильная машина. 1734 г.

В.Геннии был твердым сторонником политики Петра I по обеспечению заводов вольнонаемной рабочей силой. В доношении 1722 г. он писал: "А что в указе е.и.в. к губернаторам, и к воеводам, и к протчим управителем написано, велено ко исправлению медных и железных его величества заводов отпущать людей и протчая. И я разсудил - лутче принять от них деньгами и делать подрядом или покупкою, нежели с народу работников брать и ими материалы готовить и строить. Для того - оное им будет тягостнее и в деле не без умаления". На Урале В.Геннин развивал систему подрядов на добычу руды, заготовлению древесного угля, доставке продукции заводов в центр. В годы его управления заводами на них стекались пришлые со всей России, бежало много староверов.

Но проведение ревизии, ликвидация категории "гулящих людей", введение паспортной системы привели к тому, что для нормальной работы В.Геннии стал добиваться расширения приписки крестьян к заводам. Горный командир стремился к возможному облегчению их положения - следил за тем, чтоб им вовремя платили за работу по официальным расценкам; добился того, чтобы с приписной деревни брали рекрутов не в армию, а на заводы для обучения какому-нибудь мастерству. Если у него была такая возможность, В.Геннин добивался отмены экстраординарных повинностей утяжелявших положение приписных. Так, в конце своей жизни Петр I распорядился доставить в Петербург из Соли Камской живыми 1000 "малых" и 500 больших кедров. Их нужно было осторожно выкопать, тут же поставить в чаны с землей и отвезти до берега, а потом доставить на судах до столицы. Начальник заводов Урала не стал протестовать, но представил расчет с такими высокими ценами, что наследники Петра I сами отказались от этой затеи. Для строительства заводов, особенно Екатеринбургского, В.Геннину пришлось привлечь солдат Тобольского полка. Он добился для них того, чтобы им платили сверх жалования по 3 деньги на работный день. По требованиям В.Геннина Петр I издал именной указ об этом, вряд ли кто-либо в России мог еще это разрешить.

Безусловно, как и любой администратор XVIII в., В.Геннин жестко пресекал попытки протеста трудящихся, их бегство с заводской работы. Наиболее крупные в этом отношении события - бегство солдат со строительства Екатеринбурга, массовый отказ крестьян от заводских работ и бегство в 1722-1727 гг. Советские историки, занимавшиеся поиском истоков октябрьской революции 1917 г. в истории "пролетариата" XVIII в., любили писать об этих событиях и жестоких расправах с беглецами В.Геннина. Отметим, что горный командир в этих случаях поступил в полном соответствии с буквой закона и теми нравственными нормами, которые господствовали в начале XVIII в. не только в России, но и в странах Западной Европы.

Особый аспект деятельности В.Геннина на Урале - его усилия по развитию частной металлургической промышленности. В.Геннину удалось наладить дружеские отношения с Демидовыми. Это создало возможность обмена между казенными и частными заводами мастерами, технологическим. Думается, эти дружеские отношения стали одним из условий, позволивших Демидовым в 20-30-х гг. XVIII в. развернуть бурное заводское строительство. При начале строительства Колывано-Воскресенских заводов предпологалось создать компанию из А.Демидова и В.Геннина, Берг-коллегия это запретила, но горный командир все же послал в Томский уезд для помощи заводчику Н.Клеопина.

На Урале В.Геннмн переломил сопротивление Строгановых развитию железоделательного производства, убедил их построить собственный медеплавильный завод и даже выдвигал проект в компании с ними и М.Ф.Турчаниновым взять у казны Пыскорские заводы. В 1729-1734 гг. на Урале произошло становление крупных заводских хозяйств Осокиных и Турчаниновых, документы из архива Сибирского обербергамта убеждают, что в своих начинаниях заводчики прибегали к помощи казны и встречали неизменную поддержку у В.Генннна. Ом постоянно выступал за льготы для промышленников в развитии их производства, этому вопросу посвящено его "Мнение" о развитии медеплавильного производства.

В окружении Петра I и при его преемниках постоянно обсуждался вопрос о преимуществах частного предпринимательства перед казенным, об условиях передачи государственных заводов в собственность промышленникам. Одним из важнейших документов в этой дискуссии стал проект В.Н.Татищева Петру I 1724 г. об условиях передачи казенных заводов Урала частным компаниям. В этом проекте предлагалось передать заводы промышленникам бесплатно и не брать с них в течении 20 лет десятину, прожектер исходил из нерентабельности казенной промышленности. В.Геннин был принципиальным противником этого проекта. В своих "Табелях Сибирских заводов" 1723, 1726 и 1734 г. В.Геннин теоретически обосновал рентабельность построенных им заводов и доказал это практически, находясь во главе заводов Урала. По его мнению главной слабостью казенных заводов была бюрократическая волокита, необходимость постоянных отчетов перед Сенатом, Берг-коллегией и др. ведомствами. Это раздувало штат заводского управления, необходимость отчитываться за каждую мелочь приводила к потере массы времени и как следствие простою производства. Частные заводчики были более свободны в сбыте продукции. Отсюда, он предлагал передать заводы либо в дворцовое ведомство, чтобы отчитываться только перед императором, либо в компанию императора и его приближенных, либо надежным промышленникам в компании с ним. За заводы в последнем случае предполагалось возместить казне израсходованные на их строительство средства за три года.

Доношения В.Геннина в Кабинет Петра I (Табель Сибирских заводов, Мнение о развитии медеплавильного производства и др.), его знаменитое "Описанием Уральских и Сибирских заводов" позволяют характеризовать его как одного из крупнейших экономистов России начала XVIII в. В этой связи хотелось бы обратить внимание на "Мнение" В.Геннина о необходимости изготовлять в России "платы". В нем он обоснованно выступил против политики Петра I и Екатерины I по получению прибыли через порчу монеты, уменьшению веса меди в ней; высказался за необходимость денежной реформы в России для унификации монеты. "Мнение" было адресовано Верховному Тайному Совету, поэтому свои идеи В.Геннин вынужден был высказывать осторожно.

"Платы" - монеты, чеканенные в Екатеринбурге. 1725 г.

Заводское строительство происходило в непосредственной близости от враждебно настроенных кочевников - казахов, башкир, каракалпаков. Во время башкирского восстания 1704-1711 гг. заводы сильно пострадали, кочевники совершали постоянные набеги на русские селения. Для предотвращения этих налетов В.Геннин построил мощную крепость Екатеринбург, были возведены еще ряд крепостей и укреплены крестьянские слободы. Охрану рубежей Тобольского уезда и заводского района несли пехотный и драгунский полки. После осуществления этих мероприятий В.Геннин выдвинул ряд идей более долгосрочной политики по отношению к кочевникам. Они носят противоречивый характер. С одной стороны, В.Геннин предлагал меры в духе последующих проектов А.П.Волынского и В.Н.Татищева по расчленению Башкирии на более мелкие районы, выводу части башкир в Россию, созданию сети крепостей на Южном Урале и в Западной Сибири. С другой стороны, он предлагал политику "ласки" в отношении башкир. Она выразилась в проведенном им следствии о злоупотреблениях табачных откупщиков в башкирских волостях (одновременно было составлено глубокое этно- и географическое описание Башкирии), в его отказе проводить межевание земли в районе Полевского завода.

Г. Бухгольц. Портрет императрицы Екатерины I. Первая треть XVIII в.

Правители России после Петра I относились с неизменной благосклонностью к деятельности В.Геннина на Урале: в 1727 г. Петр II пожаловал его в генерал-лейтенанты, в 1731 г. Анной Иоанновной он был награжден орденом Святого Александра Невского. Но его деятельность в крае после смерти Петра I потеряла прежний размах и энергию, а в начале 30-х гг. XVIII в. он жаловался, что занимается лишь "несносными приказными делами".

В 1734 г. В.Геннин наконец дождался замены его на должности начальника заводов В.Н.Татищевым. Приехав на Урал, В.Н.Татищев обвинил В.Геннина в том, что он запустил приказные дела и финансовую отчетность, брал взятки за укрывательство староверов. Вторые свои два года управления металлургией Урала Татищев потратил на жестокую "выгонку" старообрядцев и вступил в новый конфликт с Демидовыми, отписав в казну их Колывано-Воскресенский завод. Своих обвинений против В.Геннина Татищев никак не доказал, да никто ему и не поверил (на Урал он был отправлен за злоупотребления в Московской монетной конторе), а его пребывание во главе заводов вновь оказалось кратковременным.

Неизвестный художник. Портрет Василия Никитовича Татищева. Начало XIX в.

В качестве отчета о своей деятельности на Урале В.Геннин представил Анне Иоанновне обширный труд - "Описание Уральских и Сибирских заводов". Работа являлась не только описанием горного управления и истории заводов, но и подробным изложением технологического процесса в металлургии и горном деле, в силу чего стала по существу учебником для инженеров XVIII в., с которого снимали многочисленные копии. Но императрице книга В.Геннина не понравилась. М.Ф.Злотников объяснил это тем, что В.Геннин доказывал рентабельность казенных заводов, а "правительство Анны и Бирона...уже подготавливало почву для растаскивания казенных горных заводов, указывая, что для казны заводы убыточны". Позднее вельможи добились передачи им части уральских заводов, но повторить взлета Демидовых, Турчаниновых и Осокиных дворяне-чиновники не смогли, их управление привело к развалу предприятий, которые позже были возвращены в казну.

В 1735 г. В.Геннин был назначен начальником Главной артиллерийской канцелярии и членом Военной коллегии. С 1736 г. управлял Сестрорецкими и Тульскими заводами, в 1737 г. строил в Туле медеплавильный завод. Но в бироновской России не нашлось большого дела для опытного инженера. Человеку, создавшему на Урале "горное царство", определившему основные направления развития региона на три столетия, на склоне лет пришлось устраивать "потешные" фейерверки для императрицы. 12 апреля 1750 г. Вилим Иванович Геннин умер, отдав службе России 53 года своей жизни.

Публикуется с сокращениями по книге В. Геннин. Уральская переписка с Петром I и Екатериной II - Екатеринбург: Банк культурной информации, 1995