Горнозаводской Урал Петровской эпохи

К воцарению Петра I Россия была очень отсталой в своем развитии по сравнению с такими передовыми тогда странами Запада, как Англия и Голландия. Приморское расположение Голландии и островное Англии и морская торговля с колониями, весьма обогатившие эти страны, вывели их ранее других на пути капиталистического развития, и. подорвав устои капитализма в Голландии еще с 1581 г., а в Англии с 1649 г, послужили одной из главнейших причин заметного опережения ими на этом пути других стран. Лишенное выходов к свободному морю Московское государство до Петра не имело никаких шансов сравняться с ними.

Петр рано осознал значение морских путей. И в своем стремлении вывести Россию из рамок крайней отсталости, он не только велел стричь неопрятные бороды своих бояр, извлекая их жен и дочерей-затворниц из теремов, подобных гаремам, на публичные ассамблеи с западными танцами. Гений Петра проявился в другом, когда он принял свое решение прорубить окно в Европу, к открытому морю, на Запад, открыв новую эпоху в нашей истории, когда, по словам Пушкина:

...Россия молодая,
В бореньях силы напрягая
Мужала с гением Петра.

Но для вывода России из феодального тупика требовались и другие предпосылки.

Правда, рост внутренней торговли и денежных отношений, разлагая натуральные основы феодального уклада» уже к концу XVI века завершился тяжелым аграрным кризисом подмосковного центра. Но этот первый кризис феодальной системы разрешался у нас весьма своеобразно.

С ростом городов и дифференциации занятий населения, с расширением рынков сбыта, торгового оборота и денежных отношений в XVI веке заколебались и у нас в России в самом своем основании натуральные устои феодальной экономики, Натуральные оброки и налоги заменяли денежными повинностями. Хлеб дорожал, ибо крестьяне располагали товарными его избытками. Требовалось расширение запашек. Но феодалы всех степеней не могли допустить такого расширения спроса на хлеб и землю без соответствующего повышения уровня феодальной земельной ренты, т.е. крестьянских оброков и налогов с одной стороны, а также собственной барской и государственной, так называемой «десятинной» запашки — с другой, Помещики же были заинтересованы в том, чтобы накоплять в натуре продукты в деревне сверх ограниченных потребностей своего двора, но как только открылась возможность превращать их в деньги, предел возможного накопления, а, стало быть, и эксплуатации крестьянского труда, неограниченно расширялись. Налоги и оброки росли, как на дрожжах. Росло и обнищание деревни. Ширилось использование и закабаленного крестьянского труда на барских вспашка. Наиболее слабые элементы деревни, кругом задолжав, в голодные годы шли целыми толпами в «служилую кабалу» к помещикам, и ценою грошовых займов у помещиков превращались в бессрочных их холопов по формуле «а за рост им служили по вся дни».