Горнозаводской Урал в конце XIX в. часть 8

Передовые слои русского общества также понимали архаичность посессионного права. Настроение этих кругов четко выразил Д. И. Менделеев в своей записке С. Ю. Витте: «По моему посильному мнению, следовало бы совершенно покончить с таким устарелым способом движения промышленности, как посессия..., ныне посессионные заводы уплачивают в 1 раза больше горной подати сравнительно с частными владельцами. Эту плату, казалось бы, можно было капитализировать и через то покончить с вмешательством казны во владения посесснонеров. Полные же крестьянские наделы следует завершить как можно скорее».

Наделение крестьян посессионных владении землей являлось необходимым условием ликвидации посессионного права.

Значительно стесняло развитие промышленности запрещение продавать лесной материал. В записке Министерства торговли и промышленности, цитированной нами выше, справедливо указывалось, что «запрещение продажи лесного материала заставляет заводчиков небрежно относиться к лесам..., хорошей высокой цены материал обращается в уголь.

Наконец, сковывал частное предпринимательство не только на посессионных, но и частновладельческих заводах империи сохранившийся разрешительный, а не явочный порядок открытия заводов. Специального разрешения требовало и всякое изменение устава.

Таковы были основные явления в хозяйственной жизни Урала, связанные с сохранением военно-феодального империализма. Все они служили одной цели: укреплению позиций царизма в экономической жизни Урала и, следовательно, в известной степени всей страны.

Усиливало позиции царизма на Урале и кредитование промышленности через Государственный и ипотечные банки, тесно связанные с Министерством финансов. Пережитку крепостнических отношений тормозили развитие капиталистической горной промышленности Урала. В. И. Ленин указывал, что «главной причиной застоя Урала было крепостное право; горнопромышленники были и помещиками, и заводчиками, основывали свое господство не на капитале и конкуренции, а на монополня и на своем владельческом праве».

Эти пережитки тяжело отражались на положения рабочих. На юге рабочий в среднем получал 450 р. в год, а на Урале 177 р. Пониженная заработная плата компенсировалась пользованием землей. «Само собой разумеется, — писал В. и. Ленин, — что это бесплатное пользование па деле стоит очень дорого, ибо благодаря ему чрезвычайно понижается заработная плата». «Итак, — подытоживает В. И. Ленин характеристику уральской горной промышленности в конце XIX в., — самые непосредственные остатки дореформенных порядков, сильное развитие отработков, прикрепление рабочих, низкая производительность труда, отсталость техники, низкая заработная плата, преобладание ручного производства, примитивная и хищнически-первобытная эксплуатация природных богатств края, монополии, стеснение конкуренции, замкнутость и оторванность от общего торгово-промышленного движения времени — такова общая картина Урала».