Исторический обзор

Разнообразны озера родного уральского края. Каждое из них неповторимо и чем-либо примечательно. У каждого свой облик, своя история рождения и развития, свои судьбы.

Не похож на своих многочисленных собратьев и Шарташ — озеро предгорной полосы.

Шарташ находится на водоразделе Исети и Пышмы. Его котловина расположена посреди огромного гранитного массива, площадь которого более двухсот квадратных километров. Каменная чаша озера, заполненная зеленоватой водой, лежит на высоте 273 метров над уровнем моря. Гладкие окатанные валуны вдоль берегов, живописные обнажения и выходы гранитов, встречающиеся в приозерных лесах, зеленые склоны гор — здесь все напоминает о Среднем Урале. В густых сосновых лесах к северу от озера проходит граница распространения кедра, а к юго-востоку появляются живописные березовые перелески и светлые осиновые рощи. Южнее леса уступают место широкому раздолью полей, в травостое которых преобладают лесостепные растения.

Интересны исторические судьбы озера.

Еще до возникновения Екатеринбурга, до появления первых уральских городов Верхотурья и Туринска на берегу Шарташа появилось русское поселение. Выходцы из центральной России, бежавшие от преследований царских чиновников за «Каменный пояс», основали в 1672 году село Шарташ. В 1745 году его житель крестьянин Ерофей Марков открыл первое на Урале золото. В шести километрах к северо-востоку от озера Шарташ было разведано крупнейшее Березовское месторождение. Оказалось, что приозерный Шарташский край и верховья Пышмы представляют поистине «золотое дно» Урала. Именно здесь русские люди завершили свои вековые искания созданием первых золоторудных предприятий, организовали промышленную добычу золота. Через три года после открытия Е. Маркова была заложена и начала действовать первая шахта, получившая название Шарташской. А вскоре были созданы Березовские золотые прииски, история которых во многом связана с озером Шарташ.

На Березовских, как и других уральских приисках, процветали бесчеловечная эксплуатация трудового народа, воровство и беззаконие со стороны горного начальства. Администрация рудника, пытаясь скрыть хищения и воровство, предлагала осушить Шарташское озеро, воды которого будто бы затопили шахту. Судьба водоема была предрешена — начались работы по его осушению.

Шарташ не имеет притоков и благодаря своему высотному положению может давать сток в Исеть и Пышму. Двести лет назад русские мастеровые люди, выполняя указания горного начальства, построили для осушения озера систему отводных каналов. Один из них — Александровский ров — соединил Шарташ с рекой Березовкой — притоком Пышмы. Подземная штольня, подведенная под озеро в 1831 году, связала его через открытый канал с другим притоком Пышмы — речкой Калиновкой. Шарташские воды потекли в Пышму, унося силу и богатства озера. Тонкие нити каналов постепенно обескровили Шарташ, и он умирал, побежденный человеком. Площадь озера, как писал известный уральский краевед Н. К. Чупин, «к огорчению и невзгоде людского населения Шарташского» сократилась в десятки раз. Оголилась широкая прибереговая полоса. На картах того времени мы не найдем Шарташа. На его месте лежало маленькое и мелкое озерко.

День окончательной гибели Шарташа был недалек, а рудник все также заливало водой. Березовские прииски по-прежнему приносили баснословные убытки. Бессмысленность уничтожения озера стала очевидной. Осушение Шарташа было прекращено, но потребовалось более полувека, чтобы воды озера достигли прежнего уровня, восстановились ,его рыбные богатства.

Не успел Шарташ окончательно оправиться от первого испытания, как ему пришлось пережить новое, не менее тяжелое. Еще в 1760 году известный русский изобретатель К. Д. Фролов построил на Березовских приисках первую в России золотопромывальную фабрику. Для ее работы требовалось большое количество воды. Горным инженером Осиповым был разработан оригинальный проект, по которому предполагалось соединить каналом Большой и Малый Шарташ, поднять их уровень на несколько метров. Это позволяло, не снижая уровня Шарташа, взять из него для нужд Березовской золотопромывальной фабрики необходимое количество воды. Предотвращалось осушение озера, сохранялись его рыбные богатства.

Но смелым замыслам уральского инженера не было суждено осуществиться. Дело касалось золота, и горное начальство мало интересовала судьба уральского озера, его будущее. Проект был отвергнут. Было решено брать воды из озера Шарташ, без проведения каких-либо работ по подъему уровня водоема, по сохранению его рыбных богатств. По семикилометровому каналу, остатки которого еще сохранились в восточной части озера, воды Шарташа были направлены на Березовский рудник. Они привели в действие «толчеи» и обеспечили промывку золота.

Много воды отдавало озеро для нужд золотопромыслов. И это не проходило бесследно. Площадь Шарташа сократилась примерно в два раза. В засушливые годы уровни воды резко снижались, обнажая каменистые берега. Ежегодные заморы и хищнический лов рыбы (уловы нередко достигали восьмисот пудов за тонь) наносили рыбным богатствам водоема непоправимый ущерб. Карманы купцов-хищников пухли с каждым годом — богатства водоема варварски уничтожались. Натуралист, замечательный знаток водоемов нашей родины Л. П. Сабанеев незадолго до революции писал, что «Шарташ представляется самым беднейшим и захудалым водоемом, доведенным до невероятного состояния». Но все это мало беспокоило Екатеринбургскую городскую управу, в чьем ведении находилось озеро. Больше того, был одобрен проект снабжения Екатеринбурга водой из того же Шарташа. Осуществление этого плана, составленного без учета возможности рационального использования водных ресурсов озера, являлось верным путем к гибели Шарташа.

И только в советское время были возрождены и умножены богатства озера. Они используются разумно и бережно. Еще в первые годы Советской власти было прекращено осушение озера, упорядочено его рыбохозяйственное использование. Исток в юго-восточной части озера, через который воды Шарташа уходили в реку Исеть, был засыпан. Вода заполнила чашу озера, прекратились заморы, приумножилось рыбное население.

Постепенно, шаг за шагом, рыбоводам удалось внести коррективы в жизнь озера и его обитателей.

Издавна считалось, что карп — уроженец юга, обитатель неглубоких прудов, — не может жить в озерах. Область распространения этой ценной рыбы ограничивалась определенными географическими широтами, и культура карпа с трудом продвигалась на север и восток. Но мичуринский девиз «не ждать милостей от природы» осуществлен и в рыбном хозяйстве. Смелые экспериментаторы, уральские ученые М. Д. Тиронов, З. М. Балабанова и другие предложили использовать Шарташ для разведения карпа. Озеро стало своеобразной опытно-экспериментальной базой, где ведется много интересных работ. С подводных «столов» подкармливаются «новоселы» водоема — карпы, собирается и уничтожается икра окуня, наносящего большой ущерб молоди всех рыб. Одновременно исследуется процесс вытеснения местных рыб чебака и окуня карпом и рипусом — еще одним «новоселом» озера, решается вопрос о их совместном обитании, оцениваются кормовые запасы, которыми так обилен Шарташ.

Научные исследования и практика работников рыбной промышленности Урала показали, что карпа с успехом можно разводить не только в прудах, но и озерах. Теплолюбивую рыбу удалось акклиматизировать в суровых для нее условиях Свердловской области. Шарташ — в прошлом малопродуктивный плотвично-окуневый водоем — был превращен в высокопродуктивное карповое хозяйство, стал одним из крупных промысловых водоемов области.

Сейчас каждый гектар водной площади Шарташа (а их более семисот) дает до 100 килограммов рыбы, в том числе сиговых и карпа. В сети шарташских рыбаков попадаются рипусы, а также карпы весам до десяти килограммов.

Но Шарташ — это не только промысловый водоем. Он широко известен рыбакам-любителям. Мелководные заливы южной и западной части озера, каменистая гряда, идущая с юго-запада на восток, и многие другие места всегда привлекают охотников за окунем и рипусом.

Близость водоема к Свердловску (озеро находится в пределах городской черты, примерно в двух километрах от конечной трамвайной остановки) делает его доступным для каждого свердловчанина.

Просто и вместе с тем красочно убранство Шарташа, он не поражает размерами. Здесь нет величественной панорамы горной местности, как на Таватуе, нет суровых таежных лесов, как на озерах севера. Овальная чаша озера (длина Шарташа около четырех, ширина — два с половиной километра) лежит среди невысоких лесистых берегов. Кажется, что лес поднимается прямо из воды. Бирюзовая озерная гладь очерчена золотисто-желтой каймой песчаных пляжей. Зеленоватые прозрачные воды тихо шелестят у берега. Круглые, плоские, отшлифованные водой и ветром гранитные валуны встречаются по всему побережью. Они удивляют своей геометрически правильной формой. Само название озера произошло от двух слов тюркского происхождения: «сор» — «таш», что значит «круглый камень».

Хороши берега озера. Вдоль южного и восточного побережья, у Красной Горки, что подошла к озеру обрывистым крутым склоном, на лесистом мысе Рундук — всюду живописные, поэтические места.

Вот «озерная морена» — нагромождение гранитных глыб и валунов. Это замечательное природное образование, возникшее в результате действия озерных льдов, впервые было отмечено на Шарташе и детально изучено известным уральским естествоиспытателем О. Е. Клером. Озерная морена придает берегам Шарташа неповторимый колорит. Сохранился и древний береговой вал. Он образовался в период юности озера, когда процесс формирования и рост озерной котловины происходили очень активно. Сложенный из песка, гальки, крупных гранитных глыб, береговой вал, подобно каменному барьеру, опоясывает озеро. Высокоствольные сосны поднялись на его гребень и спускаются по склонам к воде. Светлые, сухие парковые леса — одно из наиболее красивых украшений озера. Многочисленные дорожки пересекают их. Одни бегут вдоль берегов озера, другие ведут через тихо шумящий лес к Каменным Палаткам.

Шарташские Каменные Палатки — это изумительный образец уральской природы, интереснейший геологический и археологический памятник. В прошлом здесь побывали многие известные ученые: М. С. Паллас, И. М. Лепехин, А. Гумбольдт, французский археолог де Брей, участники международного геологического конгресса.

Каменные палатки дороги нам и как памятник революционного прошлого. Здесь нелегально собирались на массовки екатеринбургские рабочие, не раз выступал товарищ Андрей (Я. М. Свердлов).

Вокруг Каменных Палаток раскинулся Шарташский лесопарк. Это прекрасный уголок природы, своеобразный естественно-исторический памятник. Здесь рядом с высокими старыми соснами поднимаются топкие вязы и клены, растут яблони и липы, цветут ирга и сирень. За небольшим поворотом открывается рощица молодых клёнов, а дальше, на спуске к озеру, — аллея молодых лиственниц. Сквозь них проглядывают гроздья рябины, желтыми огоньками горят мелкие цветочки акации. Многое сделали люди, чтобы Шарташский лес стал более разнообразным, густым и красивым. Они не тронули старые деревья, но посадили много новых, выкорчевали обрубки пней, поставили в тенистых уголках грибки и беседки.

Лесоводы бережно охраняют зеленый заслон озера. Шарташский лесопарк полукольцом охватывает юго-западный берег озера и незаметно переходит в густые приозерные леса. Они окаймляют Шарташ широкой полосой. Плотная зеленая стена леса разрывается только в северной части озера — у села Шарташ и поселка Изоплит, где выстроен первый в стране завод, изготовляющий из торфа изоляционные плиты. На южном берегу — месте традиционных слетов юных туристов области — лес оттеснен строениями поселка Пески. Здесь наиболее тихая и самая мелководная часть озера. Песчаные и каменистые отмели берега незаметно переходят в мелководную прибереговую часть, глубины возрастают медленно и равномерно.

Шарташ — сравнительно неглубокое озеро. Средние глубины его не превышают трех с половиной метров (наибольшая глубина озера находится у восточного берега, в районе Красной Горки). Блюдцеобразное дно озера покрыто многометровым слоем сапропелевых отложений, а берега почти повсюду плоские и ровные, удобные для купания и отдыха.

Вследствие мелководности и сравнительно небольшого объема водной массы Шарташа воды его сильно прогреваются. В жаркие дни уральского лета температура воды вблизи берега нередко достигает тридцати градусов, ненамного отличаясь от теплых морских вод черноморского побережья.

Вот почему берега Шарташа привлекают массу отдыхающих. Здесь всегда брызги, смех, радостные лица. Хорошо в летний солнечный день на Шарташе!

Но не менее привлекательна на озере осень. Побывайте здесь в погожий осенний день. Как красив тогда наряд озера! Пестроцветна окраска и убранство приозерных лесов. Ярким багрянцем пламенеют осины, тусклой позолотой отсвечивают березы, склонившиеся к воде. А между ними — темная зелень сосен.

Крепкий, настоенный ароматом хвои и опавших листьев воздух кружит голову. Красные и оранжевые, бурые и коричневые листья раскрасили серые гранитные плиты берегов, пестрой мозаикой покрыли опустевшие песчаные пляжи и дорожки.

Спокойна и недвижна хрустальная гладь озера. Лишь изредка осторожно плеснет волна, прозрачно и гулко булькнет, как будто кто-то бросит гальку. Замерли у причала Шарташской пристани прогулочные пассажирские катера. На остекленевшем озерном просторе застыли лодки рыбаков. В последние погожие осенние дни на кузнечика и мормышку ловится окунь, берут приманку рипус, а иногда и пугливый лещ — этот редкостный обитатель шарташских вод. А немного позже, когда опавшую листву посыплет снежная крупа и придут первые заморозки, белая кайма льда заискрится вдоль берегов. Озеро — серо-синее, холодное и неприветливое — готовится к ледоставу.

Шарташ может застыть в течение одной спокойно морозной ночи, а на другой день октябрьский шквал разбивает лед, выбрасывает его на берег. Словно после побоища, всюду среди серых гранитных валунов синеют глыбы тающего льда, сверкают ослепительно белые хлопья снежницы.

Долго борется Шарташ с наступающими холодами Нередко западные заливы уже покрыты льдом, а в центре и у восточного берега все еще гуляют осенние бури. Резкие, злые порывы ветра чертят озеро. Пенистые валы ударяют в плоские гранитные плиты берегов, набегают, на песчаную дорогу, что идет вдоль берегов озера, оставляют на ней кружевную пену. Замерзание иногда длится около месяца. И в эти суровые предзимние дни Шарташ по-особому красив. Интересно в это время совершить небольшую прогулку вдоль берегов озера, сделать осенние фотоснимки, полюбоваться осенними «бурями».

С наступлением зимы на озере вновь становится оживленно — начинается увлекательная рыбная ловля по перволедью. Много рыбаков-любителей приезжает на Шарташ в декабре. Подледный лов в это время особенно удачлив. Хорошо клюет рипус, на мелких местах ловится окунь.

Здесь и там на заснеженной глади озера словно застыли неподвижные фигуры рыбаков. В выходные дни на Шарташе собирается до тысячи и более любителей подледного лова.

Побывайте на Шарташе, пройдите вдоль его берегов, побродите в приозерных лесах, поднимитесь на Каменные Палатки, и вам, наверняка, понравится этот замечательный уголок природы. Вы полюбите скромное и вместе с тем красивое, простое и своеобразное Шарташское озеро.
Головко В.К. Озера нашего края. Свердловское книжное издательство, 1963.

Выгодные предложения. Таунхаусы эконом класса по Егорьевскому шоссе, список документов!