Из истории Нижнего Тагила

8 октября 1722 г. на заводе, построенном Демидовыми на р. Вые, началась первая плавка чугуна, а 23 ноября того же года была получена первая медь. По соседству с Выйским заводом, в 3 верстах от него, на р. Тагил возвысился самый крупный из всех заводов петровской Руси — чугуноплавильный на четыре домны Нижнетагильский завод. В конце декабря 1725 г. он выдал первый чугун. Так родился Нижний Тагил — город горняков и металлургов.
Жесточайшей эксплуатацией «работных людей» и мастеровых Демидовы добились высокого качества железа. Железные полосы с демидовским клеймом «соболь» охотно покупали во Франции, Англии и других странах.

В районе Нижнего Тагила создалась крупнейшая по тому времени концентрация доменного производства. Столько металла, сколько выплавлял Тагильский завод, не давало в XVIII—XIX вв. ни одно предприятие России.

В первой половине XIX в. в Нижнем Тагиле успешно развивалась медная, а также золото-платиновая промышленность. После открытия в 1814 г. богатейшего в России Меднорудянского месторождения на Выйском заводе были восстановлены все медеплавильные печи. С 1833 г. в Мед-норудянке стали встречаться «головы» прекрасного лучисто-зеленого камня — малахита. В плавку его не пускали. Из него местные мастера нарезали тонкие узорчатые пластинки, которыми облицовывались вазы, столики, шкатулки. Особую известность Меднорудянское месторождение получило в 1834 г., когда в штреке на глубине 76 м встретилась уникальная глыба малахита весом 20 тыс. пудов.
Кроме выдающейся заводской деятельности в Нижнем Тагиле издавна процветали и кустарные промыслы, связанные с обработкой металла и дерева. Особой известностью пользовалось производство хозяйственной утвари, и в первую очередь сундуков и лакированных подносов. Приготовленные из тонкого железа, расписанные яркой живописью и покрытые особо прочным «хрустальным» тагильским лаком, тагильские подносы расходились почти по всей России. На ярмарках за ними охотились купцы из Средней Азии, Персии, Индии, Китая.
Своим успехом Нижний Тагил был обязан не только замечательным природным ресурсам, но и техническому опыту рабочих. Из Нижнего Тагила вышла целая плеяда талантливых открывателей и изобретателей, имена которых золотыми буквами вписаны в историю отечественной техники: Мирон и Ефим Черепановы, Степан Козопасов, Егор Кузнецов, Федор Шептаев, Климентий Ушков и др.
По мере роста производственной мощи Нижнего Тагила росло и его население. Это был крупнейший населенный пункт не только среди заводских селений Урала, но и среди городов. В 1850 г. в Нижнем Тагиле вместе с Вый-ским заводом жило 21,1 тыс. человек. Если до начала XIX в. Невьянск был крупнее Нижнего Тагила, то к середине XIX в. Нижний Тагил намного обогнал Невьянск. Как и многие уральские заводские селения, Нижний Тагил, по выражению Д. Н. Мамина-Сибиряка, создавался отдельными «концами». В поселке Ключи — самой старой части Нижнего Тагила — жили «кержаки»-старообрядцы, потомки первых работных людей, отличавшиеся строгостью нравов и обычаев; они были заняты на рудниках и в куренях. К северу от Ключей, на Вые, жили туляки-металлурги, тоже старинные «обыватели», которых привезли первые Демидовы. К югу от Высокой раскинулось самое молодое селение — Тальянка, где были расселены купленные Демидовыми черниговские и .вятские крестьяне, занятые на окрестных золото-платиновых приисках. На другой стороне пруда находилась четвертая часть Нижнего Тагила —Заречье (церковная часть), заселенная преимущественно купцами, казенными чиновниками, мещанами и т. п. (Нижний Тагил — вторая «столица» Демидовых, в которой находилось значительное число лиц административного аппарата.) В Заречье находились почти все каменные тагильские дома, в которых помещались главное заводское управление, заводской госпиталь, а также жили заводские служащие. Здесь были церковь, рынок, магазины.
В проектировании зданий участвовали известные архитекторы К. А. Луценко, А. П. Чеботарев, а также заграничные мастера. Выразительную панораму Нижнего Тагила и его металлургического завода дал Д. Н. Мамин-Сибиряк в романе «Горное гнездо» (в романе — это Кукарекни завод): «На первом плане дымились три доменные печи; из решетчатых железных коробок вечно тянулся черным хвостом густой дым, прорезанный снопами ярких искр и косматыми языками вырывавшегося огня... Дальше подгорбились крыша отдельных корпусов» точно брони чудовище, которое железными лапами рвало землю, огда-ввя во пух на далекое расстояние металлическим лязгом, подавленным визгом вертевшегося железа н сдержанным ворчанием. Радом с этим царством огня н железа картина широкого пруда с облепившими его домиками и зеленевшего по горам леса невольно манила к себе глаз своим простором, свежестью красок н далекой воздушной перспективой».