Казеные заводы Урала в 1904 - 1910 гг. часть 11

Из всего этого ревизор делал вывод, что, «с одной стороны, безденежье, с другой — оставшиеся на руках не проданные изделия и, наконец, неудачное превращение капитала в долги за покупателями и проч. нецелесообразные затраты и задолжения, должны неминуемо привести артель к полному краху». Если артель в 1907 г. и 1908 г. дала некоторую прибыль, то это, по мнению ревизора, объяснялось тем, что горное ведомство уступило артели при ее организации «по баснословно-дешевым ценам все припасы и материалы, как-то: чугун, дрова, торф, уголь, куски и проч.». Ревизор заключал свой акт словами: «Убытки эти должны возрастать с каждым годом, и в результате артель ждет полное разорение, к чему ей следует готовиться, по возможности сохранив интересы частных лиц и казны».

Выборные от артели ходатайствуют ликвидации дел, которую считаю необходимой». Общий долг артели на 1 июня 1914 г. составил 115 889 р. 68 к. Из этого долга артель за счет залога могла покрыть лишь 2900 р.94 На 1 февраля 1916 г. после ликвидации разнообразного имущества артели за ней еще числился долг горному ведомству в сумме 80 435 р. 76 к. и оставалась непогашенной ссуда Министерству финансов в сумме 23 260 р. Неликвидированного же имущества оставалось на сумму 115 р., и еще в депозите Горного управления имелись облигации 4% государственной ренты, внесенные в 1907 г. «попечительством о трудовой помощи», которые перечислить в доход казны начальник горных заводов «не счел возможным». Так закончилась деятельность Нижне-Исетской трудовой артели.

В годы депрессии, как и кризиса, казенные уральские заводы у работали неудовлетворительно. Правда, некоторые из них приносили казне прибыль, но общие финансовые итоги деятельности заводов были неутешительными: общие убытки по заводам за 1907 и 1908 гг. бухгалтерией были показаны в огромной сумме — 3367 тыс. р. ежегодно. Министр торговли и промышленности С. И. Тимашев в 1909 г. должен был признать, что эксплуатация казенных заводов дает ежегодно крупные убытки.

Точные размеры убытков указать было трудно, так как неудовлетворительная система отчетности не давала возможности распределить действительную себестоимость изделий. Сделать казенные заводы рентабельными правительство так и не могло, хотя в этом направлении, как показано в описании деятельности отдельных заводов, и принимались меры, и иногда не безуспешно. Особенно нужно напомнить о кооперировании ряда округов. Так было со снабжением казенных заводов мартеновским металлом Кушвы, чугуном и пудлинговой болванкой Сагкинского завода.

Но в отношении казенных заводов дело не сводилось только к коммерческой стороне. Эти заводы выполняли правительственые военные заказы, и производство предметов вооружения правительство не собиралось выпускать на своих рук, тем более что нередко их производство на казенных заводах казне обходилось дешевле, чем на частных заводах. По данным особого журнала Совета министров от 29 ноября 1912 г., при проведении в 1910 г. Военным министерством торгов на поставку 6-дюймовых фугасных бомб и шрапнелей цены, предложенные частными заводами, а также казенным Обуховским заводом, колебались на фугасную бомбу or 51 р. 70 к. до 60 р. и на шрапнель от 34 р. 70 к. до 42 р. 70 к. «Пермские же заводы приняли на себя изготовление означенных снарядов всего лишь но 45 р. за бомбу и 22 р. за шрапнель», что принесло казне экономию на всем заказе около 1.5 млн р.