Казеные заводы Урала в 1904 - 1910 гг. часть 7

Если бы железнодорожная линия была проведена, то завод мог бы стать для всей линии Северной железной дороги «центральной мастерской». Мало того, эта железнодорожная ветвь дала бы выход на широкий рынок продукции Боткинского завода и неизбежно стала бы «лесной дорогой». И Горный ученый комитет признал необходимым «содействовать соединению завода с общей сетью железных дорог». Хотя необходимость постройки недорогой железнодорожной ветки была очевидна, этот вопрос оставался неразрешенным еще долгое время.

Дополнительные трудности для завода создал пожар паровозостроительного цеха в 1909 г. Этот пожар, принесший заводу огромный убыток, а рабочих поставивший перед угрозой голода, произошел исключительно по вине администрации.66 Злоупотребления, отмеченные ревизией, были допущены начальником округа Афанасьевым. Так как должность начальника округа замещалась только «высочайшим» указом, то не только предание суду, а даже просто устранение от должности могло быть осуществлено лишь с одобрении Правительствующего Сената. Только через два года, весной 1912 г., после вмешательства Министерства юстиции, Сенат назначил дело к слушанию. Но в своем определении ограничился только тем, что, «не входя в существо дела», направил объяснение Афанасьева обратно в Министерство торговли и промышленности «для дачи заключения». Между тем Афанасьев, ничего не делая, жил в Петербурге, продолжал получать жалованье и пользоваться «всеми преимуществами, присвоенными занимаемой им должности».

В паровозостроительном цехе было занято до 1000 рабочих. В силу обязательственных отношений их надо было обеспечить работой. В 1907 -1908 гг. завод получал казенные заказы на 36 паровозов в год. Это было ниже производственной мощности завода, которая была рассчитана на 50 паровозов в год. После пожара, как говорится в докладной записке министра торговли и промышленности в Совет Министров, администрация завода решила паровозостроение не прекращать. Поэтому работать приходилось в отремонтированной части обгорелого здания и в деревянных постройках, «носящих характер скорее временного помещения, чем благоустроенного завода». Оборудованный бедно еще до пожара, цех этот оказался на грани недопустимого в отношении безопасности работающих в нем мастеровых, не говоря уже о крайней невыгодности самой работы, «совершающейся во многих отдельных своих фазах вручную, за неимением необходимых станков, что, в свою очередь, не может не отозваться весьма вредно на качестве строящихся паровозов». Убыток от постройки 10 паровозов по заказу 1908 г., законченных производством в 1909 г., уже после пожара, составил 184.7 тыс р.

В правительственных кругах встал вопрос о прекращении строительства паровозов на Боткинском заводе. Но правительство побоялось оставить рабочих без заработка, предвидя волнения, и на 1910 г. завод получил заказ на 7 паровозов. Полная остановка паровозостроения должна была сократить производство и других цехов: чугунолитейного, меднолитейного, котельного, механического и других. Заказ на 7 паровозов не решал проблемы занятости рабочих-паровозостроителей. После длительных междуведомственных споров Министерству торговли и промышленности удалось добиться передачи Боткинскому заводу дополнительного заказа на 8 паровозов в счет 1911 г.

Трудно сказать, в какой мере сокращение заказов на паровозы Боткинскому заводу находилось в связи с политикой Распределительного комитета. Этот комитет, образованный в 1902 г., по существу в распределении заказов шел по линии, которая диктовалась iпаровозостроительным синдикатом, объединявшим все паровозостроительные заводы,кроме Боткинского. Сохранение завода в руках казны стало представляться нецелесообразным. Вот почему в конце 1909 г. было созвано междуведомственное совещание под председательством товарища министра торговли и промышленности Д, П. Коновалова. Особое совещание решило, что наиболее целесообразным было бы передать завод в частную аренду, однако до сдачи в аренду не закрывать,
а сохранить «производство в минимальном размере, но лишь в течение нескольких ближайших лет», если бы даже времен пое сохранение аавода в руках казны и было связано с неизбежными убытками. Завод было трудно передать в руки частного капитала, пока предприятие из года в год приносило убыток.