Казеные заводы Урала в годы кризиса часть 2

В первые годы кризиса положение на казенных заводах, за некоторыми исключениями, не возбуждало серьезных опасений в правительственных кругах. Об этом свидетельствуют как переписка по отдельным заводам, так и журнал особого совещания при Министерстве земледелия и государственных имуществ 1903 г. «О дальнейшем направлении деятельности уральских казенных заводов», а также очень интересная записка главного начальника уральских заводов П. П. Боклевского в Горный департамент. Эта записка датирована сентябрем 1905 г., но содержит сведения о состоянии казенных заводов Урала за годы кризиса.

Тревожным представлялось положение некоторых заводов Гороблагодатского округа, поставлявших продукцию на рынок. Из 12 доменных печей округа в 1902 г. продолжало действовать только 6. В годы подъема, когда спрос на чугун был устойчив и высок, осуществилась техническая реконструкция доменного процесса: введен нагрев дутья, прекращена плавка сырых руд, улучшен профиль доменных печей, построена новая печь в Серебрянке. Но в годы кризиса пришлось погасить доменные печи на Серебрянском, Баранчинском, Верхне-Туринском заводах и две печи на Кушвинском заводе, так как чугун не находил сбыта даже по цене ниже себестоимости.

Особенно неблагополучным было положение Серебрянского завода, который единственный из казенных заводов работал с убытком не за отдельные, а за все годы кризиса. В октябре 1901 г. горный начальник Гороблагодатского округа ходатайствовал об организации при Серебрянском заводе производства мартеновской стали, для чего просил перевести на Гороблагодатский округ кредиты, отпущенные Боткинскому заводу на устройство третьего мартена.92 Однако этот вопрос не получил удовлетворительного разрешения. Через 10 месяцев, в августе 1902 г., начальник округа возбудил новое ходатайство о постройке на заводе 20-тонной мартеновской печи. Но кредиты на постройку мартеновской печи опять отпущены не были. Действие доменной печи на Серебрянском заводе совещанием при Министерстве земледелия и государственных имуществ в 1903 г. решено было приостановить. Печь была вновь задута в 1905 г., но без всякой надежды получить прибыль, а «исключительно для того, чтобы переработать уголь от заготовок прежних лет, иначе он пропал бы безвозвратно, что причинило бы более серьезный ущерб казне, нежели убыток на чугуне». Что же касается производства сортового железа, которое в 1902 г. давало убыток с пуда уже 40—50 к., то совещание решило заменить производство сортового железа прокатом кровельного железам на привозном из Кушвы и Бараичи металле, чтобы не оставить население совсем без работы.

Но производство листового железа было велико — всего 70 тыс. пудов в год, и на это ничтожное количество ложились все цеховые и накладные расходы. «Все заставляет, — писал П, П Боклевский,— или совсем закрыть Серебряиский завод, или привести его в такое положение, чтобы развить выделку листового кровелького железа не менее как до 300 тыс. пудов в году.

Однако сделать это было нелегко. Представление о техническом состоянии завода красочно дают следующие сведения, сообщаемые П. П. Боклевским: «Станы и печи — крайне неудовлетворительные, машины слабые и разбитые.. Продукцию приходилось доставлять в Нижний Новгород один только раз в год сплавом по реке Чусовой.