Когда пришла жизнь в лесную глухомань?

У нас принято считать, что именно с «первопроходцев» начиналась жизнь в «медвежьих уголках». Однако же берега Исетского озера до прихода строителей СУГРЭС были заселены на протяжении тысячелетий. В конце XIX века здесь сделаны первые археологические находки. Потом экспедиции ученых стали наведываться сюда регулярно - благо от научных центров добираться не сложно. И к настоящему времени количество древних стоянок, поселений и иных памятников, выявленных здесь археологами, достигло сотни, при этом часть их расположена непосредственно в черте нынешнего Среднеуральска.
В их числе несколько горнов для выплавки меди. Один настолько хорошо сохранился, что археологам даже удалось по нему реконструировать древнюю технологию металлургического процесса – простую, но остроумную: ветром, спрессованным в воронке, раздуваются угли под тиглем с рудой.
По счастливой случайности горн был найден в зоне отдыха, на самой высокой точке скалистого озерного берега рядом со смотровой площадкой, с которой открывается чудный вид на озеро и заозерные дали. В 1969 году это место было отмечено мемориальным сооружением. В нем удачно соединились предельная простота с необычайной выразительностью: три огромных камня валуна, на одном из них – чугунная доска с отлитой на ней надписью, напоминающей современникам о древних мастерах. Памятник придумал и, «злоупотребив служебным положением» осуществил силами руководимого им предприятия тогдашний директор СУГРЭС Б.Ф. Ильков – не только выдающийся инженер и руководитель производства, но и заядлый книгочей, краевед, один из самых замечательных людей в истории Среднеуральска.
Цивилизация охотников, рыболовов и металлургов, древнейшие следы которой датируются археологами 10-12 тысячелетием до нашей эры, не была занесена на исетские берега берега колумбами палеолита: ее памятники настолько своеобразны, что не найдя им аналогов в других местах планеты, ученые даже ввели термин «исетская культура». Так и мнится: не с тех ли пор угнездился здесь дух самостоятельности, которым отличался этот город в памятные нынешним жителям времена?
Трудно сейчас судить развивалась ли цивилизация древних поселенцев этих мест непрерывно в течение тысячелетий – или жизнь одних племен угасала, а потом в обезлюдевшие места приходили другие племена. Во всяком случае, археологические памятники Приисетья хранят в себе следы разных укладов и технологических уровней. Однако за две тысячи лет до наших дней древнейшая история этих мест по какой-то не выясненной причине прекращает свой ход: археологических памятников более позднего времени здесь не обнаружено.

Заселение Исетских берегов в новой истории началось с Мурзинки. Сюда на северный берег Исетского озера на протяжении нескольких лет приезжали рыбаки на промысел из кержацкого села Таватуй (оно находится километрах в семнадцати отсюда, если по прямой), а где-то в 60-х или в первой половине 70-х годов XVIII века первые четыре семейства таватуйских промысловиков решились срубить здесь избы для постоянного проживания. Но озеро и окружающий его лес принадлежали Верх-Исетскому заводу, и, чтобы здесь поселиться следовало получить разрешение от заводской администрации. Судя по всему администрация согласие дала, но поставила свое условие: чтобы поселенцы занялись углежжением для нужд завода. Вскоре к кержакам из Таватуя администрация уже по собственной инициативе подселила еще три семейства углежогов взятых по рекрутному набору из Шадринского уезда, и получилась небольшая деревенька.
А Коптяки на южном берегу озера появились лет на тридцать позже, при обстоятельствах которые точно запечатлены в архивных документах. В 1804 году екатеринбургский мещанин Николай Фролович Коптяев тоже промышлявший ранее ловлей рыбы в Истетском озере и, видимо, знакомый с историей Мурзинки, предложил администрации Верх-Исетского завода выгодный контракт: ему разрешают на этом месте поселиться, срубив избу из леса, принадлежащего заводу и продолжать рыбный промысел (все это безвозмездно), а он, в свою очередь, организует здесь столь необходимое заводу производство древесного угля. (Кстати его письмо с этим предложением сохранилось в областном архиве.) Предложение заводское начальство сочло выгодным, и на ближайшие двадцать лет Коптяев стал главным распорядителем в этом приозерном углу. Чем и объясняется название деревни. Правда в государственный реестр, составленный в 60-х годах XIX века, Мурзинка и Коптяки вошли под другими названиями: Истеская деревня и Заисетская деревня. Скорее всего, такие имена им дал какой-нибудь губернский чиновник, поглядев на карту; нет свидетельств, чтобы в житейском обиходе кто-то их так называл.

Информация из книги "Где ударил посох: Березовский, Асбест, Волчанск, Качканар, Среднеуральск: культурно-исторические очерки".