На проектную мощность

Уральская энергосистема, включающая одиннадцать областей и автономных республик, и ее крупнейшая составная часть — Свердловэнерго — позволяют бесперебойно поднимать темпы развития экономики «опорного края державы». Достаточно сказать, что производство и потребление электроэнергии в Свердловской области на каждого жителя почти в три раза выше, чем в среднем по нашей стране. В том большая заслуга уральских «фабрик электричества» — Егоршинскои, построенной по плану ГОЭЛРО, Среднеуральской, Нижнетуринской, Серовской и других электростанций. В последнее время на энергетической карте Урала появилась звезда первой величины— Рефтинская ГРЭС.

«Пять Днепрогэсов на Рефте» — так называлась статья в журнале «Уральский следопыт». В ней и других публикациях говорилось о завидной судьбе станции. Так оно и вышло в дальнейшем. Запроектированная на 1 миллион 200 тысяч киловатт, РефтГРЭС оказалась в той же ситуации, что и ее «старшая сестра» — Красноярская ГЭС, мощность которой по мере проектирования и строительства возросла с 1,2 миллиона до 4, а затем и до 6 миллионов киловатт! РефтГРЭС также меняла параметры: 1,2, затем 3,3 и, наконец,— 3,8 миллиона киловатт. Надо сразу отметить, что, когда проект нашей станции создавался а институте УралТЭП, высказывалось мнение: это будет ГРЭС, на которой возможность аварийных ситуаций значительно выше, чем на других. На какие же факты опиралась такая мрачноватая перспектива? Во-первых, отечественная энергетика только начинала осваивать энергоблоки мощностью 300 тысяч киловатт, практика показывала низкий коэффициент их использования, высокий расход топлива и т. д. Во-вторых, предстояло работать на экибастузском угле, а это означало, что исходное топливо обладает большим (до 43 процента) содержанием золы.

Опыт электростанций, использующих уголь Экибастуза, подсказывал, что зола, наполовину состоящая из абразивного песка, приводит к быстрому износу оборудования. Надо иметь в виду и то, что уголь транспортируется за полторы тысячи километров, зимой смерзается, его трудно разгружать. И, в-третьих, станции подобного типа в системе Свердловэнерго еще не было, чего тоже нельзя не учитывать. Вот почему руководство Свердловэнерго взяло под особый контроль и сам проект, и формирование коллектива эксплуатационного персонала будущей ГРЭС, Проект в деталях обсуждался ведущими специалистами районного управления, привлекались к нему и знатоки отдельных узлов с различных электростанций. Всесторонняя экспертиза позволила избежать некоторых просчетов и возможных «сюрпризов». Предметом особой заботы был общий архитектурный облик станции.

И, наконец, особое внимание было уделено созданию нового коллектива. На электростанциях отбирались успешно зарекомендовавшие себя машинисты котлов и турбин, инженерно-технические работники. Каждую кандидатуру тщательно рассматривали. Это исключало попадание на Рефт случайных людей. «Вы будете работать на уральском энергогиганте,— напутствовали прошедших отбор.— Это будет ведущее предприятие Свердловэнерго, с высокой технической культурой и степенью автоматизации. Ваша задача — сделать РефтГРЭС лучшей станцией Урала».

Соответственно подбору специалистов ведущих профессий комплектовалась и ремонтная служба. 'Кстати, цех централизованного ремонта на Рефте был укомплектован досрочно, что позволило людям изучить достоинства, тонкости и особенности оборудования еще в процессе предмонтажной ревизии. Тогда же было предложено строить рядом с ГРЭС специализированный ремонтный завод. Когда весной 1973-го меня назначили директором ГРЭС, вырабатывали энергию уже четыре «трехсот-тысячника». Полнокровной жизнью жил поселок энергетиков и энергостроителей: горячее водоснабжение, газ, многокилометровые дороги с бетонным и асфальтовым покрытием... Станция продолжала строиться, и наряду с этим были налажены отличные бытовые условия для трудящихся.

Надо отдать должное генеральному подрядчику орденоносному тресту Уралэнергострой и его управляющему Герою Социалистического Труда А. К. Поля-ковскому. Сооружение новой ГРЭС не походило на обычную стройку. Как чаще всего бывает? Закладываются промышленные объекты, а позднее — жилье, коммуникации и т, п. Здесь же сначала организовали управление для строительства добротного жилья, а затем начали создавать надежную производственную базу. Обеспечив, таким образом, крепкий тыл, строители заложили фундамент главного корпуса ГРЭС.

Тогда, в 1973 году, наблюдалось сравнительное затишье, то есть пуск в эксплуатацию новых блоков не планировался. Коллектив работал стабильно, наращи- вал технико-экономические показатели. По примеру передовых машинистов развернулось социалистическое соревнование за сокращение (с шести до трех месяцев) министерского норматива на освоение четвертого энергоблока. Это ценное начинание и его конечный результат еще раз потвердили, что на Рефте набирают силу традиции, перешедшие к энергетикам от строителей и монтажников, вводивших энергоблоки в строй раньше графика.

А как же с прежней характеристикой станции? Выправился «тяжелый характер»?

Недаром в народе говорят: у страха глаза велики. Специалисты Свердловэнерго досконально изучили опыт отечественной энергетики, работающей на агрегатах аналогичной мощности, извлекли уроки из практики Среднеуральской ГРЭС и Красногорской ТЭЦ, использующих казахстанский уголь. Повышенные требования были предъявлены к заводам — поставщикам оборудования, и они, надо сказать, оказались на высоте. Подмосковный Подольский завод, например, основательно изменил конструкцию котлов, следуя рекомендациям уральцев. Прекрасно справился со своими задачами и трест Уралэнергомонтаж, на долю которого выпала основная работа по монтажу турбинного и котельного оборудования. Хочется особо выделить П. В. Рябуху, руководителя Рефтинского участка. Павел Васильевич снискал известность в уральской энергетике, награжден многими орденами. Сейчас он на заслуженном отдыхе, но воспитанные им руководители производства продолжают лучшие традиции, заложенные их наставником. Высокий уровень монтажа позволил ввести в строй сложнейшие блоки. Такой подход к делу способствовал не только достижению проектных показателей, но и заметному превышению их. Рассказ об уральском энергогиганте будет неполным, если не вспомнить хотя бы некоторых из тех, кто обеспечил успех дела. Заместитель директора по капитальному строительству, заслуженный строитель РСФСР А. В. Александров был не только инициативным руководителем, но и душой строительных площадок. В свое время он начинал землекопом на строительстве Уралмаша — уже одно это вызывает к нему уважение, а сколько других строек прошел — не счесть. Помню его по Верхнему Тагилу. Алексей Владимирович начинал станцию с «нуля», с первого колышка. Натура горячая, увлеченная, он жил заботами стройки, на все его хватало. А когда пустили ГРЭС в Тагиле, почувствовал себя не у дел.

Оживился Алексей Владимирович, лишь, когда получил назначение на Рефт, Несмотря на годы, легок оказался на подъем. Как только обосновался на новом месте, словно помолодел. По-прежнему энергичен, подтянут, на него держат равнение молодые специалисты. Можно вспомнить, как он настоял на том, чтобы строители возводили жилье с расчетом и на эксплуатационников. Опытный инженер и организатор, он умел видеть перспективу. Горой стоял ветеран и за первоочередное строительство объектов соцкульт-быта. Это по его инициативе, например, были созданы на станции рыбоводческое хозяйство и тепличный цех. Главным инженером строящейся ГРЭС был назначен К. Н. Сапельников, который, образно говоря, вдохнул жизнь в техническую основу станции на начальной стадии ее эксплуатации.

Назову еще одного человека, слово которого одинаково весомо как для эксплуатационников, так и для энергостроителей. Это Петр Борисович Пивник, заместитель главного инженера, технический руководитель пусковых операций. Как-то во время подготовки к пуску восьмого энергоблока пришлось мне обратиться к руководителю одной из монтажных организаций с просьбой ускорить дело. Тот развел руками: «Вот Петра Борисовича бы привлечь — найдет решение. Его монтажники чуть ли не на руках носят, каждое слово ловят». По-моему, лучшей аттестации для специалиста и желать не надо.

Как уже говорилось, после ввода четвертого энергоблока наступил более спокойный период. На повестку дня встала простая, на первый взгляд, но немаловажная проблема — борьба с грязью. Не с той, понятно, что на улице. Имелась в виду комплексная задача приведения оборудования и цехов в соответствие с эстетическими нормами и санитарными условиями труда, заложенными в проекте, но пока не выполненными из-за ежегодных пусков.

В первую очередь грязь порождалась экибастузским углем. Значит, начинать надо было с топливоподачи. Этим занялся главный инженер, в недавнем прошлом сибиряк, человек в нашей системе новый, но, как и все мы, влюбленный в энергетику. Диагноз был поставлен быстро: топливоподача устарела, нуждается в усовершенствовании. Предлагалось и решение: механизировать разгрузку угля. Но как это сделать?

Предусмотренный проектировщиками вагоноопрокидыватель для разгрузки 125-тонных вагонов нас не устраивал, так как был недостаточно оснащен вспомогательными механизмами, что крайне затрудняло разгрузку топлива. Это и заставило наших новаторов включиться в решение важной для предприятия проблемы. Надо было обеспечить разогрев угля перед выгрузкой, принять меры по улавливанию пыли из зоны приемных решеток, дробить крупные куски тут же, на решетках. Спору нет, трудно. Тем более, если принять во внимание, что модернизировать вагоноопрокидыватель предстояло в процессе эксплуатации, ведь остановка станции невозможна. Казалось бы, ничего из нашей затеи не выйдет. Но рук не опустили. Поистине сибирский упорный характер обнаружил главный инженер, вдохнул энергию в других. С большой творческой отдачей потрудились над решением проблемы специалисты. В результате появился на свет комплекс по механизации разгрузки топлива: электровагонотолкате-ли, размораживающее устройство на базе авиационных двигателей АИ-20, разработанное нашими рационализаторами, роторные четырехопорные вагоноопро-кидыватели, дробильно-фрезерные машины. Все это позволило изменить представление о современной топливоподаче.

Первые результаты превзошли ожидания новаторов. Использовав комплекс в работе, машинисты А. С. Громов и С. М. Хусаинов стали выгружать за смену вместо 30 по 150 вагонов. Простой угольного маршрута под разгрузкой был снижен с 8 часов до 4,5 часа. В значительной степени ликвидирован тяжелый ручной труд. Годовая эффективность комплекса по механизации разгрузки угля составила 376 тысяч рублей. Он экспонировался на ВДНХ.

Произошли перемены и на других участках цеха топливоподачи: внедрена гидроуборка помещений, реконструированы аспирационные системы, применено пеноподазление пыли, металлоулавливание и многое другое. Не избежала обновления и система аэрации в котлотурбинном цехе. Здесь улучшились отопление, вентиляция, пыль теперь выносится из цеха встречными потоками воздуха.

Иными словами, ГРЭС преобразилась, условия труда стали отвечать требованиям научно-технической революции. В этом, разумеется, заслуга не только руководителей, но и всего нашего коллектива.

Между тем один за другим вошли в эксплуатацию новые — пятый и шестой — энергоблоки, освоенные тоже досрочно. В 1975 году Рефтинская ГРЭС достиг-1 ла уровня 1,8 миллиона киловатт. Именно в том году электростанция выработала 13,5 миллиарда киловатт-часов энергии. Это почти на пять миллиардов больше, чем предусматривалось когда-то планом ГОЭЛРО, шестидесятилетие которого отмечается ныне. Давно ли мы как на диковинного богатыря взирали на первый «трехсоттысячник», а сегодня им уже не удивишь. В отрасли осваиваются энергоблоки с единичной мощностью 500 и даже 800 тысяч киловатт. И Строительство гигантов дает возможность сократить удельные расходы топлива и снизить затраты на сооружение энергетических объектов.

Не обошла судьба и нашу ГРЭС, было решено продолжать ее строительство «пятисотками». Надо ли говорить, как встретили это известие о четырех мощных энергоблоках в Свердловэнерго и у нас, на Рефте. Это же, по сути дела, новая большая станция! Да так оно и есть: надо строить заново главный корпус, топливоподачу, дымовую трубу высотой 330 метров, подводящий канал и прочее.

Не скрою, вместе с радостью закрадывалась в сердце и тревога. Как он себя поведет, седьмой блок, первая рефтинская «пятисотка»? Пуск был намечен в декабре 1977 года — совместное обязательство энергостроителей и эксплуатационников, подкрепленное опытом Троицкой ГРЭС, где подобный агрегат уже действовал некоторое время. Первое, что мы сделали, готовясь к новому этапу,— еще в 1975 году сформировали инициативную группу инженерно-технических работников всех цехов, В нее, в частности, вошли К. Н. Сапельников, В. Я. Симонов, Г. А. Жугрин, П. Б. Пивник, H. P. Трофимчук. Они были посланы в длительную командировку на Троицкую ГРЭС, чтобы до мелочей изучить работающее там оборудование и обогатить создаваемый Урал-ТЭПом проект рефтинских «пятисоток».

По возвращении вместе с сотрудниками УралТЭПа они воплотили проект в рабочие чертежи, причем в документацию были внесены немалые изменения. Так, багерная насосная стала достоянием не двух, как у троичан, а одного блока, в дополнение к «холодному» появилась схема «горячего» пара, применены вентиляторы горячего воздуха и т. д. Большая работа по рекомендациям инициативной группы проведена конструкторами оборудования. Паровой котел П-57, например, имел неправильную компоновку радиационной поверхности потолочного экрана, что вело к снижению ресурса его работы. Учли заводчане и наши замечания по конструкции регулировки температуры пара по тракту, предложения по другим узлам. Модернизации подверглись также турбина, электрофильтры, мельницы, питатели сырого угля и прочее оборудование.

Так родился цельный, надежный в эксплуатации энергоблок, который, без сомнений, заслуживает самой лестной оценки хотя бы потому, что ему не было равных в стране по степени технического совершенства и автоматизации. Наряду с аппаратурой новейшего типа в нем нашло применение функционально-групповое управление. Что это означает? Прежде всего, возможность включать в работу целую группу оборудования, связанного единым ключом. Впервые в отечественной практике вкупе с информационной действует вычислительная машина АСВТчМ.

Контроль и качество управления энергоблоком обеспечивается анализом технологического процесса. Машина дает человеку квалифицированные советы по ведению режимов и проверяет исполнение своих рекомендаций. Электронный мозг стал нашим помощником даже при совершенствовании социалистического соревнования на основе лицевых счетов экономии. По итогам каждой рабочей смены машина выдает ведомость, в которой оценивается деятельность машиниста на всех этапах вахты, включая помимо технико-экономических показателей непременный показатель надежности работы энергоблока в целом. На базе информационно-вычислительных комплексов Рефтинская ГРЭС в конце десятой пятилетки получит автоматизированную систему управления производством электроэнергии, которая явится одним из элементов АСУ Свердловэнерго.

В передовой статье «Фундамент народного хозяйства» газета «Правда» среди тепловых электростанций, добившихся высоких показателей на основе рациональной эксплуатации агрегатов, технического совершенствования производства назвала и Рефтинскую. Наш котлотурбинный цех № 2— специальное подразделение для обслуживания новой серии энергоблоков, куда передали наиболее квалифицированных специалистов: машинистов, старших машинистов, начальников смен. Они тоже прошли выучку на Троицкой ГРЭС, курсы по заранее разработанной программе.

Коллектив нового цеха отлично провел пусковые операции и, получив от монтажников и наладчиков исполинский блок, уверенно поставил его под промышленную нагрузку.

В дни пуска второй «пятисотки» мы убедились, что замысел с инициативной группой и предварительным формированием котлотурбинного цеха № 2 удался как нельзя лучше. Этот стратегический ход позволил коллективу не только успешно осваивать седьмой энергоблок, но и в совершенстве изучить его «младшего брата». Введенный в эксплуатацию в 1978 году энергоблок № 8 имеет принципиально другую конструкцию турбогенератора. В ее основе — принцип масляного охлаждения электрически нагруженных частей и бумажно-масляная изоляция. Подобного еще не было ни в Советском Союзе, ни за рубежом.

К достоинствам генератора ТВМ-500, созданного на новосибирском заводе Сибэлектротяжмаш, относятся особенности системы охлаждения, отказ от массивных нажимных колец сердечника статора, отсутствие у ротора вентиляторов — охлаждается не газом, а только водой. За счет этого коэффициент полезного действия машины на 0,3% выше по сравнению с серийно выпускаемыми генераторами такой же мощности. Надо пояснить, что наш образец пока уникален, машиностроители написали на нем крупными буквами: «Первый сибирский «пятисоттысячник» — уральцам!»

В четвертом году пятилетки мощность Рефтинской ГРЭС достигла 3,3 миллиона киловатт и она стала ведущей электростанцией Урала. Наша задача — выработать нынче 100 миллиардов киловатт-часов энергии, поэтому возлагаем большие надежды на досрочное освоение «пятисоток». После их пуска наша ГРЭС станет правофланговой в советской тепловой энергетике. Все это продиктовано потребностями высокоразвитого народного хозяйства на Среднем Урале и бурно развивающейся топливно-энергетической базы страны в Тюменской области. Электроснабжение потребителей как в Свердловской, так и в Тюменской областях осуществляется в основном от централизованных источников. Зона действия энергосистемы простирается на территории 1 миллион 630 тысяч квадратных километров, где проживает более 6 миллионов человек.

С вводом двух блоков мощностью по 500 мегаватт на Рефтинской ГРЭС и трех блоков по 210 мегаватт на Сургутской ГРЭС мощность 13 электростанций, эсплуатируемых в энергосистеме, составила в 1979 году 9 505 мегаватт. А с учетом блок-станций промышленных предприятий и Белоярской АЭС суммарная мощность источников централизованного энергоснабжения превысила 10000 мегаватт. При этом электропотребление в Свердловской области возросло на 2,15%, а в Тюменской на 27,3%, что характеризует темпы развития народного хозяйства этих областей.

Ввод новых мощностей в Свердловской области будет осуществлен на Рефтинской ГРЭС и Белоярской АЭС. С вводом еще одного блока на 500 мегаватт Рефтинская ГРЭС достигнет проектной мощности — 3 800 мегаватт.

Таким образом, задание десятой пятилетки — довести мощность ГРЭС до 3,3 миллиона киловатт — было выполнено на год раньше намеченного срока.

Ю. В. ИВАНОВ, директор Рефтинской ГРЭС Из сборника "Огни Рефта" (Средне-Уральское книжное издательство, 1980г.)