О названии озера Таватуй

До сих пор название крупнейшего на Среднем Урале озера Таватуй не имеет своего удовлетворительного объяснения. Его пытались вывести из коми та ва туй "этот водный путь", из тат. тау туй 'праздник (пир) гор'. А.К. Матвеев замечает, что название озера по своему происхождению может быть связано со среднеуральскими озерными гидронимами с исходом на -ты(м), -т (Балтым, Вашты, Шиты, Аять/ ист. Аят)1. Это замечание является возможным ключом к этимологии топонима Таватуй.

Исход -ты(м), -т уже давно сопоставляется с угорскими и коми данными, где соответствующее слово (манс. тавд. tō, венг.tó, коми ты) означает 'озеро'. Учитывая находящую в последнее время всё большие подтверждения гипотезу А. К. Матвеева о домансийском обско-угорском (близком к хантыйскому) топонимическом пласте в топонимии территории Свердловской области, вероятнее всего искать источники всех этих названий, в том числе и названия оз.Таватуй, в обско-угорских языках.

По последним данным, собранным в словаре географических названий Свердловской области2, к языку, близкому к хантыйскому, на территории области убедительно восходят более десятка топонимов. Кроме топонимов с уже известной хантыйской этимологией (Нейва, Сап, Тагил)3, в последнее время список таких названий пополнился (рр. Емех, Урех, Катаба, Неромка, Мугай, Оус, бол. Сигат). Наиболее плотный ареал этих топонимов наблюдается на территории, прилегающей к восточным склонам Среднего Урала, в бассейне верхнего течения Туры и её правых притоков Тагила и Нейвы (рис. 1), т.е. как раз в том районе, где находится оз. Таватуй и расположенные рядом с ним оз. Шиты (Шитовское), Вашты, Балтым, Аять (Аятское). Этот факт еще больше укрепляет в уверенности, что источник этих, а также некоторых других географических названий неясного происхождения указанной территории и прилежащих к ней районов необходимо искать в вымерших обско-угорских диалектах Среднего Зауралья.

Наиболее приемлемой обско-угорской этимологией названия Таватуй, на наш взгляд, является членение его на две составляющие части Тават-ту(й) и сравнение его основы (тават-) с мансийским обозначением р. Тавды: taγt, tawt. Слово это в настоящее время выступает только в топонимии. Нарицательным его значением в обско-угорских языках предположительно было 'протока, приток, исток, река', ср. хант. тагет 'протока, рукав реки, приток', манс. тавд. таут 'река'4. Фонетически сходные топонимы часто встречаются среди хантыйских географических названий, ср. н.п. Tŏγct kòrt на протоке Тогот-горт, оз. Ай-Тохотэмтор, рр. Taut-jach, Tåut и др. [Radomski, 409]. Соответствие а/å/о в первом слоге - обычно для обско-угорских диалектов. Переход фрикативного γ в билабиальный звук w также является распространенным явлением во многих хантыйских и мансийских диалектах. В южномансийских говорах Среднего Урала, например в чусовском, он был процессом регулярным. Поэтому переход *taγct>*tawct в основе топонима Таватуй представляется закономерным. Гласный а во втором слоге мог образоваться как в русском языке вследствие ассимилятивного воздействия первого слога, так и в исходном мансийском говоре, где в списках мансийских слов XVIII в. с прилегающих территорий Чусовой и Тагила в безударной позиции часто фигурирует а на месте е. С учетом *γ>w праоб-уг.*tŏγ 'озеро' [Honti, 187] должно было превратиться в *tŏw, которое далее в русском языке дало -ту. Причем последнее могло осуществиться не обязательно при русском усвоении, но и в местных мансийских говорах, где известен процесс перехода *-ĕw/-ŏw>-ū (ср. *kĕw>*kū 'камень' в мансийских топонимах на Среднем Урале Amtzuk ku, Kuungtschas, Soirengutschasch, *ńŏw>*ńū 'лось' в топониме Нюя в верхнем течении р.Тура). Таким образом, название Таватуй может означать "озеро с истоком", что хорошо соответствует реалии, так как из Таватуя вытекает исток, образующий р. Нейву.

Такая версия предполагает исходную форму этого лимнонима в виде *taγct tŏγ>*Таватту. Появление конечного -й в этом случае может быть объяснено на русской почве как вставной звук под влиянием прилагательного таватуйский (селение Таватуйское упоминается хронологически вместе с озером). Правда, в этом случае возникает вопрос, почему наряду с таватуйский исторически не засвидетельствованы другие формы, например таватумский, таватунский и т. д. (ср. балтымский, ваштынский). Это, безусловно, является наиболее слабым звеном данной версии, поэтому необходимо рассмотреть возможные интерпретации конечного -й в языке-источнике. Таких возможностей две:

1) В обско-угорских (в частности, мансийских) диалектах известен переход γ>j. Встречаются также случаи отражения соответствующего варьирования в топонимии, ср. р. Töγ joγcn / рус.Туй [Radomski, 409]. Поэтому слово *tŏγ 'озеро' теоретически могло приобрести форму -туй. Однако в этом случае основа *taγct- тоже должна была превратиться в тайат-. В связи с этим примечателен факт, который мы находим на одной из старинных карт начала XVIII в.: рядом с оз. Таватуй чуть южнее обозначено оз. М. Таяти, из которого вытекает исток в рч. Черная [ВУА N24639] (в современности - оз. Черновское). Учитывая, что на данной карте буква и регулярно ошибочно употребляется вместо ы, так как писал её иностранец, топоним, видимо, следует читать Малый Таяты, т.е. Малый Таватуй - так это озеро называется на других ландкартах первой половины XVIII в. [см., например: ГАСО, ф.59, оп.3, д.2864]. Если в формах таят-/тават- и -туй/-ты отражены разные варианты одних и тех же слов, то, очевидно, речь должна идти о разных языковых посредниках при усвоении русским языком исходных обско-угорских топонимов. Наиболее вероятными посредниками при адаптации озерных гидронимов на -ты (Балты(м), Вашты, Шиты, сюда же возможное *Таяты) могли быть коми, которые активно участвовали в XVII-XVIII вв. наряду с русскими в освоении Среднего Зауралья и, вероятно, были проводниками русских при освоении новых территорий. В частности, этим можно объяснить следы речной коми гидронимии на -ва на восточных склонах Среднего Урала (Айва, Кушва, Нейва, Ясьва). Формант -ва регулярно заменял собой мансийский формант -я (ср. р. Кушва / ист. Кушья, р. Ясьва / ист. Еся и др.). Точно так же коми формант -ты мог заменять собой исходное *-тоу/-ту.

2) Формант -туй может быть и не связан с обско-угорским *tŏγ 'озеро'. Для его интерпретации можно привлечь еще одно хантыйское слово - прахант.*töj/tŏj 'верховье' [Нonti, 187], родственное манс. талях 'вершина реки', ср. хант. вах. joγcn tŏj 'верховье реки' [СВД, 478]. Учитывая тенденцию перехода *ŏ>u в местных южномансийских диалектах, это слово закономерным образом могло звучать как *tuj. Поскольку Таватуй находится в вершине р. Нейвы, которая вместе со своим продолжением Ницей воспринималась в древности в качестве единого крупного притока р. Туры, перевод названия Таватуй как 'озеро в вершине реки (притока)' представляется вполне оправданным.

Необходимо также учитывать, что слово *taγct /*tawct изначально могло быть именем собственным. В этом случае топоним Таватуй в упрощенном виде означает "Тавдинское озеро" или "(Озеро) в вершине Тавата (Тавды)". Это может свидетельствовать о том, что в древности название Тавды (=Тагт, Таут, Тават и т. д.) относилось не только к её крупным северным притокам типа Южной Сосьвы (манс. Ось Тагт 5), но и к притокам Туры - Тагилу или Нейве с Ницей. Косвенным подтверждением этому служит название реки Тагил. По одной из наиболее убедительных версий это название также является вариантом слова, запечатленного в топониме Тавда, в хант. тагет6 и предположительно в гидрониме Таватуй. Конечное -л топонима Тагил в этом случае отражает диалектный вариант этого слова, поскольку соответствие л-т хорошо известно обско-угорским языкам. Река Нейва, вытекающая из оз. Таватуй, могла называться аналогично*taγcl/*taγct/*tawct. В этом случае слово, родственное хант. вах. näγi, м.-юг., тр.-юг. neγi, юконд. newi, в.-дем., сог. nŏw 'белый, светлый' [DEWOS, 990] (>Нев->Нейва), первоначально являлось дифференцирующим определением (ср.Ось Тагт "Узкий Тагт"), а затем в результате эллипсиса стало основой в названии реки Нейва (ист.Невья). Вполне вероятен также и другой путь. Поскольку оз. Таватуй расположено в том же районе, откуда начинается река Тагил, обозначение местности *taγcltuj>*taγcttuj>*tawctuj 'верховье Тагила', могло быть перенесено на озеро. Различие в фонетическом оформлении названий Тагил и Таватуй (γ/w) легко объясняется хронологически, поскольку первое должно было быть заимствовано намного раньше второго (еще в период похода Ермака), когда исходное γ в южномансийских говорах еще сохранялось. Кроме того, в более северных мансийских говорах, из которых могло быть заимствовано название Тагил, γ сохранялось дольше, ср. рр. Емех, Урех (позднее Уреф), где исход -ех от обско-уг. *jīγ, ср. хант. в.-дем. jeχc, каз. jŏχ 'река' [Honti, 141]7.

Возможность обско-угорской интерпретации топонима Таватуй заставляет искать этимологию соседних лимнонимов также в обско-угорских языках. В этом случае следует считаться с тем, что при русском усвоении топонимы могли пройти через несколько языков-посредников и претерпеть большие фонетические искажения. Именно поэтому убедительную этимологию для них найти трудно. Вот некоторые сравнения, которые можно предложить:

1) оз. Вашты, ср. хант. сург., в.-дем., кам. wať, каз., сыг., шер. waś, 'узкий', у В. Штайница также диал. 'маленький', оз. wať-tor [DEWOS, 1605-1606], манс. тавд. üś 'маленький', прахант.*wäńć [Honti, 195]. Семантически соответствует реалии - это самое маленькое из окружающих озер. В качестве конечного согласного звука основы необходимо восстанавливать исходное -ś(ć), которое вследствие своего шепелявого произношения могло адаптироваться как -ш, ср. р. Руш у А.К. Матвеева8. Другой путь объяснения этого топонима - сравнение с хант. вах. wač, в.-дем., кам. woš, прахант.*wač "город, городок" [Honti, 191]. Но эта этимология должна быть подтверждена археологически;

2) при разработке обско-угорской версии о происхождении названия оз. Балтым необходимо исходить из отсутствия начального звонкого б- в обско-угорских языках. Этот звук мог появиться из п- в исчезнувших местных южномансийских говорах9, а также на месте п- или в- при возможном усвоении топонима тюрками. Учитывая это, семантически наиболее приемлемыми соответствиями являются: манс. тавд. pawl 'деревня' [Honti, 175] или хант. сыг., обд. păl, каз. păΛ 'высокий' [DEWOS, 1143].

Одним из наиболее важных фонетических моментов при разработке обско-угорской версии происхождения топонимов Среднего Урала и Среднего Зауралья является изучение возможных рефлексов праоб-уг.*γ. Имеющийся материал показывает, что в более северных районах предполагаемые обско-угорские топонимы с этим исходным звуком дают нам заднеязычный звук, ср. рр. Емех, Урех. Сюда же, вероятно, относится р. Пехтыш / Пектыш (в верхнем течении р Тура, недалеко от р. Емех), ср. хант. вах., тр.-юг. pcγtз , юконд., в.-дем., кам. pcγtc 'черный' [DEWOS, 1135], при этом конечное -ш может отражать южноманс. шаш (чаш) 'ручей', что встречается при усвоении субстратных мансийских топонимов. Сравнение с хантыйским языком позволяет также найти еще одно возможное объяснение ранним фиксациям топонима Актай с начальным о- (Охтай). О- в начале слова здесь могло отражать особенности произношения в неизвестном обско-угорском языке, близком к хантыйскому, ср. прахант.*]γct 'перешеек, волок' [Honti, 124], родственное манс. ахт 'исток из озера в реку, протока между озерами'. Звук γ здесь также передается заднеязычным согласным.

Южнее праоб-уг. *γ могло иметь и другие рефлексы, например w или j, в результате диалектных различий в исходных обско-угорских говорах или как следствие особенностей адаптации звука γ местными мансийскими, тюркскими, коми или русскими говорами. Особенности произношения звука γ таковы, что он мог восприниматься представителями других народностей (например, пермяками или северными русскими, у которых такого звука нет) как j. В этом случае, например, основа Ней- в топониме Нейва может являться коми передачей исходного об.-уг. *neγ/noγ 'белый, светлый', в то время как мансийский вариант этого топонима (Nöw-jä [РГАДА, ф.199, оп.2, портф.507, ч.1, д.4, л.142]) отражает закономерный в местных мансийских говорах переход γ>w.

В связи с возможностью отражения *γ как j, в качестве одной из версий можно предложить этимологию названия оз. и р. Аять (ист. Аят/Оятское) от слова, родственного прахант. * ]γct 'перешеек, волок', манс.ахт 'исток из озера в реку, протока между озерами', что хорошо соответствует реалии, так как первоначально оз. Аять состояло из нескольких озер, соединенных протокой.

Факт возможной обско-угорской (? домансийской) субстратной топонимии на территории восточных склонов Среднего Урала заставляет по-новому взглянуть на некоторые аспекты этнической истории Среднего Зауралья. Наряду с вогулами (манси) обитателями этих мест, вероятно, были неизвестные родственные им обско-угорские племена, возможно, близкие хантам. Остатки этих племен, до конца не ассимилированные вогулами и тюрками, русские могли застать еще в XVI-XVII вв. и часть топонимов, например Неромкур, Охтай, Емех, Тагил и некоторые др., заимствовать непосредственно от них. В этом случае упоминание на территории современной Свердловской области в старинных русских документах XVII в. наряду с вогулами и татарами остяков (например остяков на оз. Аять) не является ошибкой. Очевидно, что остатки этого древнего обско-угорского населения могли дольше всего сохраниться на периферии вогульского и тюркского мира, в горной части Среднего Урала, в частности в верховьях Туры, Тагила и Нейвы, где как раз и фиксируется наиболее плотный очаг обско-угорской топонимии.

Древнее обско-угорское население Среднего Урала (возможно, это и была летописная югра?), очевидно, заходило и на западные склоны Урала, где обнаруживаются его предполагаемые топонимические следы, например: р. Усьва (ист. Aus, ср. Оус10) или названия на -сим, -чим (Висим, Сисим, Колчим, Акчим). Если вслед за В.Д. Викторовой признавать, что юдинская культуры X-XIII вв. в Среднем Зауралье является прамансийской (протомансийской)11, то именно в это время должен был развернуться процесс ассимиляции неизвестных обских угров родственными племенами вогул, которые продвигались с юга, теснимые тюрками. Нельзя также исключать возможность, что юдинская культура была культурой тех самых древних обско-угорских племен, а не прамансийской. В любом случае присутствие в относительно недалеком прошлом более древнего населения заставляет искать прародину манси на территориях южнее бассейна Туры."
См.: Матвеев А.К. Географические названия Свердловской области: Топонимический словарь. Екатеринбург, 2000. С. 268.
2 См.: Там же.
3 См. Матвеев А.К. Географические названия Урала. 2-е изд., испр. и доп. Свердловск, 1987.
4 См.: Матвеев А.К. Географические названия Свердловской области. С.269-270.
5 См.: Матвеев А.К. Географические названия Свердловской области. С .257.
6 См.: Там же. С.270
7 См.: Там же. С .101.
8 См.: Там же. С.195.
9 См.: Gulya J. Egy sajatos deli vogul hangjeloles kerdesehez // Kulonlenyomat a nyelvtudomanyi ertekezesek. Sz. 40. Budapest,1964. C.121-123.
10 Матвеев А.К. Географические названия Свердловской области. С .201-202.
11 Викторова В.Д. Памятники лесного Зауралья в Х-ХIII вв.н.э.// Труды Камской археологической экспедиции. Пермь,1968. С.240-256. (Учен. зап. Перм. ун-та. Вып.191).

О.В. Смирнов, кандидат филологических наук,
главный специалист Министерства
внешнеэкономических и международных связей
Свердловской области
Известия УрГУ. Гуманитарные науки. Выпуск 4 - 2001, №20