Обобщенные итоги часть 2

Полуфеодальные пережитки, мешавшие промышленному развитию Урала, конечно, с наибольшей силой должны были сказываться в годы кризиса (1900—1903) и депрессии (до 1910 г.). Первое десятилетие XX в. явилось временем подавленного состояния промышленности Урала, и при слабом притоке сюда новых капиталов из коммерческих банков усилилась зависимость горных округов от ипотечных банков — Нижегородско-Самарского и Ярославско-Костромского, представлявших долгосрочные кредиты под залог земель, а также от Государственного банка, главным образом через краткосрочные ссуды под залог металла и вексельный кредит.

Но далеко не весь кредит использовался производительно, часть его шла на удовлетворение потребительских нужд собственников округов, по преимуществу принадлежавших к кругам русской аристократии или высшей бюрократии империи. Рост государственного и близкого ему ипотечного кредита усиливал зависимость уральской промышленности от царизма.

Было бы, конечно, ошибкой считать, что тяжелые годы кризиса и последующей депрессии не сопровождались капиталистическим развитием Урала. Такое развитие проявилось и в техническом прогрессе Урала. Как отмечалось выше, значительно изменилось энергетическое хозяйство: водяные двигатели уступали свое место паровым и электрическим двигателям. Увеличился объем доменных печей, и они все больше переходили на горячее дутье. Значительно сократилось производство пудлингового железа, и почти полностью прекратился выпуск кричного железа при одновременном расширении бессемеровского в особенно мартеионского процессов. Но для перевода металлургии Урала с дровяного на минеральное топливо, с чем связывалось будущее Урала, практически почти ничего сделано
не было.

Техническая перестройка заводов Урала проявилась в падении размеров выплавки чугуна и увеличении производства железных и стальных продуктов и полупродуктов. Однако удельный вес коренного для Урала вида производства кровельного железа
не повышался, а понижался в общем прокате страны.
Технические усовершенствования до 1910 г. привели сравнительно к незначительному усилению концентрации производства в области черной металлургии. Заметной централизации капитала из-за слабого притока новых капиталовложений также не произошло.

При слабой концентрации производства попытка создать уральский синдикат Кровля не могла быть успешной. Правда, синдикат все же был создан, но возник он не на базе концентрации производства, а вследствие конъюнктурных условий рынка, Кровля относилась к тому типу синдикатов, которые В. И. Ленин относил к первому периоду развития монополистического капитала (70—90-е годы XIX в.). Синдикат успешно функционировал в 1907—1908 гг., но уже к концу 1909 г. он стоял на грани распада. Еще менее успешной была попытка создать в рамках «Кровли» объединение по продаже жести. При распыленности лудильных заводов удержать синдикатские цены на белую жесть синдикат не мог, и объединение по продаже жести в начале 1910 г. распалось.

Незначительным было участие уральских заводов в общеимперских синдикатах «Гвоздь» и «Продамет», в каждый из которых до 1909 г. входило по два уральских завода.