Обобщенные итоги часть 4

При весьма высоких ценах на изделия черной металлургии, которые даже сами горнопромышленники считали «непомерными», нужды в синдикатском объединении остро не чувствовалось, а объединение в годы войны, при металлическом «голоде», многими горнозаводчиками признавалось излишним. При загруженности заводов заказами и при высоких ценах в значительно меньшей степени чувствовались ограничения, вытекавшие из посессионного права. Да и на формальные нарушения посессионного права (закрытие отдельных заводов, продажа руды на сторону и т. п.) правительство смотрело сквозь пальцы, а залог государственных посессионных земель в земельных банках признало делом вполне законным.

При тесной связи перечисленных банков с иностранными финансовыми кругами «участие» банков в промышленности Урала явилось одной из форм проникновения иностранного капитала в эту область хозяйства страны. Но при неизученности и спорности степени зависимости русских коммерческих банков от иностранного капитала объем такого проникновения определить трудно. Во всяком случае степень проникновения иностранного капитала в горную промышленность Урала была выше, чем позволяют судить об этом данные о непосредственном участил иностранного капитала в металлургии Урала.

Проникновение банковского капитала в ряд крупнейших горных округов Урала ломало экономическую замкнутость округов, вовлекало уральские заводы в обширные общеимперские концерны. Байки, финансировавшие уральскую промышленность, финансировали и другие, весьма различные отрасли народного хозяйства. К примеру, Русско-Азиатский банк финансировал 163 предприятия, считая синдикаты и железнодорожные общества. Азовско-Донской банк финансировал 94 предприятия, Русский для внешней торговли банк — 76 предприятий, самых различных по отраслям деятельности. Конечно, степень участия в патронируемых предприятиях была различная — от полного господства до владения небольшим пакетом акции. Для уральских заводов участие банков выражалось во владении контрольными пакетами акций, так что фактическими собственниками патронируемых уральских горных округов в годы подъема стали коммерческие банки страны.

Уральская горная промышленность в организационном отношении приняла вполне современные формы, характерные для высокоразвитого монополистического капитала. Говорить о местной замкнутости уральской промышленности после 1910 г., когда финансовая реорганизация горных округов шла очень интенсивно, нельзя. Банки, являясь собственниками контрольных пакетов акции горных округов, при персональной унии с ними имели возможность направлять промышленную жизнь Урала в желательном для себя направлении. В отдельных случаях дело не ограничивалось финансовыми связями и банки прибегали к комбинированию производства.

Крупное финансирование уральской промышленности коммерческими банками (107.8 млн р.) позволило провести значительную техническую реконструкцию уральских заводов, а следовательно, снизить себестоимость изделий. В свою очередь, это дало повышение прибыльности округов, особенно в условиях высоких конъюнктурных цен. Но это не значит, что соответственно росли и размеры производства. Более того, в целях сохранения высоких монопольных цен банкам и синдикатам было выгодно задерживать объем выпускаемой продукции. То обстоятельство, что ряд округов Урала работал со значительной недогрузкой производственных мощностей, находилось в несомненной связи с развитием монополистического капитала на Урале. Этим следует объяснить и то, что производство не поспевало за растущим спросом.