Общая характеристика кризиса на Урале часть 2

На IX съезде горнопромышленников Урала, происходившем 15—20 января 1901 г, в г. Екатеринбурге, заводчики еще отказывались признать наличие кризиса. Правда, участники съезда говорили, что «действительные затруднения испытывают преимущественно чугуноплавильные заводы, из которых некоторые не находят покупателей на чугун»; отмечали, что цены на чугун упали на 10 к,, что запасы непроданного чугуна составляют 2—3-месячную выработку заводов. Но в то же время съезд констатировал, что цены на сортовое железо понизились лишь на 5 к- за пуд, на мелкосортное и листовое железо, а также на литье вовсе не изменились, «Следовательно, — резюмировал председатель съезда,— если и можно говорить о перепроизводстве, то только временном и то лишь одного чугуна.. м перепроизводства же готового железа, литья и изделий не наблюдалось вовсе».
Члены съезда сходились на том, что «спрос со стороны народного потребления хорош, так как урожаи высоки», А поскольку производство Урала, как считали владельцы заводов, основывалось на этом народном спросе, то понятен общий вывод, к которому пришли участники съезда, несмотря на наблюдаемое понижение цен на ряд изделий металлургической промышленности (чугун, котельное железо и балки, незначительное понижение цен на сортовое железо), что о кризисе перепроизводства на Урале говорить нельзя.

Только летом 1901 г. на Нижегородской ярмарке заводчики Урала почувствовали влияние кризиса: спрос на металл был вялым, реализация его была ощутимо затруднена. X съезд горнопромышленников Урала, происходивший в Екатеринбурге 20—25 января 1902 г., должен был признать наличие кризиса в горной промышленности Урала. Цены катастрофически падали. Цена на кровельное железо с 2 р. 40 к. за пуд в 1899 г. упала в 1902 г. до 2 р. за пуд и в последующие годы продолжала падать, снизившись в 1905 г. до 165—168 к. за пуд.

По данным крупного деятеля горного дела на Урале А. П. Матвеева, себестоимость уральских заводов колебалась на чугун от 34.3 до 57.3 к., по кровельному железу равнялась в среднем 1 р. 95 к. и по сортовому железу — 1 р. 30 к. Следовательно, к 1903 г. производство этих изделий для ряда заводов являлось уже убыточным. Дело значительно осложнялось тем, что после образования в 1902 г, «Продамета» этот синдикат выбрасывал на Урал сортовое железо на 30 к. ниже, чем на южных рынках.

На X съезде был заслушан доклад специальной комиссии, образованной для разработки мероприятий по оздоровлению положения в металлургии Урала. Комиссия отметила, что на развитие кризиса на Урале повлияла политика Министерства финансов, которое оказывало «поддержку частным предприятиям, возникшим на искусственной почве, не имеющим жизнеспособности». Пагубно отражается на частных предприятиях, по мнению комиссии, и конкуренция казенных заводов. Комиссия отметила также неблагоприятное положение заводов Урала по сравнению с южными предприятиями. Понижение цен особенно остро сказалось на руде, каменном угле и коксе. Но на Юге эти предметы предприятия закупали на рынке, поэтому понижение цен на них понижало и стоимость готового продукта. Уральские же заводы «сами заготовляют сырье за год и за два», поэтому понижение цен на него не ведет к снижению себестоимости и «исключает возможность продолжать производство в будущем».69 Тяжесть кризиса на Урале усугублялась и тем, что «на Урале население имеет только' горнозаводский заработок». Это затрудняет сокращение и рационализацию производства, в то время как на Юге «рабочая сила гораздо подвижнее».70 «Понижение цеховой стоимости металла на Урале, — отметила комиссия, — возможно лишь при увеличении производительности заводов, что требует введения усовершенствования и специализации производств». Наконец, трудности производства на Урале были обусловлены бедностью железнодорожной сети.