Отдельные сведения

При этом имущество округа при выпуске облигаций-должно было быть очищено от всяких долгов. Это значило, что часть капитала, вырученного при продаже облигаций, должна была идти на погашение долгов, лежавших на округе. В начале 1896 г. Н. М. Половцева обратилась с ходатайством в Министерство финансов разрешить выпустить облигационный заем на сумму 5.5 млн р. золотом (т. е. в размере, предусмотренном Уставом), с тем чтобы из каждого реализуемого миллиона рублей 382.5 тыс. р. шло на погашение лежавших на округе долгов,, а остальные 617.4 тыс. р. — на образование оборотного капитала. При предполагаемой ежегодной реализации облигаций на 1650 тыс. р. долг казне должен быть погашен в течение 5 лет — с 1896 по 1900 г.

Это предложение не встретило возражений со стороны Министерства земледелия и государственных имуществ. Но Министерство финансов в лице С. Ю. Витте по согласованию с Половце-вой предложило несколько иной порядок погашения долга. С. Ю. Витте предложил принять от Н. М. Половцевой облигации займа на всю сумму долга — 3156 тыс. р., освободить округ от запрещения за долги Государственному банку и Горному департаменту, но одновременно наложить запрещение по выпускаемым облигациям с тем, чтобы ликвидация долгов с процентами, в размере, какой был установлен при их рассрочке, была закончена в течение одного года.166 Этот новый проект, который и был осуществлен, возник, вероятно, в связи с трудностями, которые появились при реализации облигаций займа. Дело в том, что-в том же 1896 г. для их реализации правление общества Богословских заводов обратилось к посредничеству синдиката банков, в который вошли Волжско-Камский коммерческий, С.-Петербургский международный, С.-Петербургский учетный и ссудный и Русский для внешней торговли. Но синдикат гарантировал реализацию облигаций займа лишь на 2.5 млн р. Вопрос об остальных 3 млн оставался открытым. Понятно поэтому, насколько важно было для общества Богословских заводов согласие правительства принять в залог облигации на сумму 3156 млн р. Право реализации этого пакета облигаций при этом за обществом сохранялось, и поэтому передача облигаций на сумму свыше 3 млн р. на хранение Государственному банку не противоречила соглашению общества с синдикатом четырех частных банков.

За годы промышленного подъема, к концу 90-х годов, положение Богословского округа значительно окрепло по сравнению с 1896 г. Заводы округа, и прежде всего Надеждинский завод, превратились в передовые предприятия не только Урала, но и всей страны. В оборудование заводов были вложены значительные средства. По балансу на 1 январи 1900 г. стоимость недвижимого имущества была следующей: Богословское имение, Сосьвннская леса, золотые прииски, медные и железные рудники оценивались в 6.26 млн р., стоимость заводских цехов и построек на рудниках — в 5.35 млн р., в изыскания по постройке железной дороги было вложено 894 тыс. р., в оборудование заводов и рудников — 2.3 млн р. Стоимость всякого рода движимого имущества на железной дороге, пароходстве, заводах и рудниках — 2.3 млн р. Эти активы покрывались в основном акционерным капиталом (12 млн р. кредитных, или 8 млн р. золотом). Облигационный капитал составлял за вычетом облигации, вышедших в тираж, — 8169 тыс. р. кредитных. Долги общества в 1899 г. составляли 2.4 млн р., из них долг Н. М. Половцевон равнялся 1.17 млн р., Сибирской железной дороге за аванс по поставке рельсов 37 тыс. р.; разным лицам и учреждениям 634 тыс. р. и необеспеченные долги 580 тыс. р. Долги Государственному банку и Горному департаменту, а также Управлению Сибирской железной дороги были покрыты за счет выпуска облигационного займа. Акционирование округа себя оправдало. О том же говорит и то обстоятельство, что 1899 год был сведен с прибылью в 824 тыс. р. Из прибыли в дивиденд акционерам было отчислено 240 тыс. р., или 7 р. 50 к. на акцию номинальной стоимостью 250 р.

Практика разведения кроликов в монастырях Урала описана здесь.