Отдельные сведения часть 6

И частичное переоборудование заводов оказалось крайне тяжелым для рабочих. В докладной записке на имя директора Горного департамента Н. А. Демидова уполномоченные рабочих Михайловского завода писали: «Несмотря на ежегодный естественный прирост нашего мастерового трудоспособного населения, местное заводоуправление не только не расширяет производительность здешнего завода, но даже постепенно из года в год уменьшает эту производительность». «В результате переоборудования заводов,— писали уполномоченные, — работою занято теперь не более 4х всего наличного трудоспособного населения, да притом
и эта самая треть работает при заводе не постоянно, а периодически — не более 10 недель в целом году». При этом заводоуправление передавало выполнение вспомогательных работ «совершенно чуждым горнозаводской промышленности кулакам-подрядчикам, которые сдают от себя эти работы мелкими партиями уже за уменьшенные до невозможности платы, и при том сдают их не нашим доверителям, а своим односельчанам». «Пользуясь излишком рабочих рук при заводе, — писали далее уполномоченные,— заводоуправление платит доверителям крайне низкие платы за труд, а именно не дороже 30—40 к. за день поденному рабочему, между тем за отпускаемый из своих запасов в счет заработков провиант берет с доверителей в свою пользу порядочные барыши (как например: за ржаную муку, купленную им на базаре по 30 к. за пуд, оно вычитает с мастеровых по 45 к., и т. д.)».

Очень интересно в этом документе указание на самодеятельность рабочих. Рабочие «в виду излишка в рабочих руках и малой производительности здешнего завода» еще в начале 80-х годов на свои общественные средства начали постройку каменного здания для ремесленного училища, «в котором' подрастающая молодежь наша, не находящая себе горнозаводского дела при местном заводе», могла бы приобретать необходимые по местным условиям теоретические и практические знания в кузнечно-слесарном и столярном ремеслах, с целью приспособления себя к свободным кустарным промыслам», а также предполагали открыть при этой школе низшее ремесленное училище. Средства на эти предприятия рабочие думали достать от виноторговли, право на которую предоставлялось сельским обществам на их землях. Но с введением винной монополии этот «единственно благонадежный источник нашего общественного дохода» отпал, и вот уже 17 лет здание училища стояло недостроенным. Не функционировало и низшее ремесленное училище, так как на его содержание рабочие не могли выделить более 100 р. в год. «В результате, — писали уполномоченные, - жажда нашей молодежи в ремесленном образования, как необходимом импульсе для развития здесь частной кустарной промышленности по дереву и
металлу, остается неудовлетворенною».