Переход к новому промышленному подъему

С 1909 г. металлургия России, как и другие отрасли промышленности, постепенно из стадии депрессии стала входить в полосу нового промышленного подъема. Но такой переход совершался неравномерно и по отраслям, и по отдельным промышленным районам империи. Цены на основные продукты металлургии повышались. Данные биржевых бюллетеней еще не дают точного представления об увеличении цен за 1910—1914 гг., так же как и сводные средние цены, которые публиковало Министерство торговли и промышленности, совпадающие с ценами биржевых бюллетеней. Но такое совпадение объяснялось тем, что в основе министерских сводок лежали данные биржевых бюллетеней.

В 1913 г. с 9 по 18 декабря в Петербурге состоялось совещание «для обсуждения вопроса об урегулировании положения внутреннего железного рынка» под председательством управляющего Отделом промышленности Министерства промышленности и торговли В. П. Литвинова-Фнлпнского. На этом совещании, в котором участвовали, кроме представителей ряда министерств, потребителей железа (Морского, Военного путей сообщения, Управления почт и телеграфов, Земледелия и государственного имущества), также представители казенных и частных заводов Юга и Урала, съездов горнопромышленников Урала, 10 верного и Прибалтийского районов, каменноугольной и железо-торговой биржи (Харьков), т. е. представители производителей и потребителей железных изделий, были приведены любопытные данные и о размерах производства металлургических заводов, и о ценах на железные изделия.2 Участники совещания — производители железа отметили, что, согласно биржевым бюллетеням, цены на железные изделия с января 1910 г. по ноябрь 1913 г. франко-вагон заводской станции отправления повысились незначительно. Представители «Продамета» вообще отрицали повышение цен, более того, они утверждали, что на ряд синдицированных изделий цены не повысились, а понизились: так, в 1903/04 г. цена на широкополосное железо составляла 1 р. 56 к. за пуд, а в 1912/13 г. — 1 р. 35 к., листового 1 р. 55 к. в 1903/04 г., а в 1912/13 г. — 1 р. 48 к., и т. д. Представители «Продамета» признали незначительное повышение цен лишь на балки, швеллера и сортовое железо.

На это представители организаций, потребителей металла, резонно заметили, что для выяснения вопроса о ценах «важны не заводские цены, которые значатся по книгам общества „Прода-меты" и не рыночные цены, публикуемые в бюллетенях Харьковской биржи, а другие..., именно те цены, кои приходится платить потребителям». Эти цены значительно отличались от цен, публикуемых в биржевых бюллетенях. По данным совещания, за сортовое железо потребители платили в 1911 г. — 1 р. 40 к., в 1913 г. — 1 р. 52 к., а на 1914 г. были назначены цены от
1 р. 55 к. до 1 р. 65 к., на обручное железо в 1911 г. цена колебалась от 1 р. 65 к. до 1 р. 70 к., а на 1914 г. цены назначались от 1 р. 80 к. до 1 р. 85 к., за котельное и листовое железо в 1910 г. платили 1 р. 65 к., а в 1914 г. 1 р. 90 к., за кровельное железо в 1912 г. цена колебалась от 2 р. 20 к. до 2 р. 40 к., а в 1914 г. поставщики назначали цены от 2 р. 60 к. до 2 р. 85 к. Особенно вздорожали бандажи, цена на которые за 1912—1914 гг. возросла по отдельным заводам от 11 до 24%. Цены на чугун локо-завод совещание указало те же, что и бюллетени Министерства торговли и промышленности, но при этом отметило, что цены на чугун колебались «в довольно широких пределах, в зависимости от различных причин — срока поставки, размера заказа и др.». Так, на уральский литейный чугун цена колебалась от 65 до 78 к., а на специальные сорта доходила даже до 85 к. франко-станция отправления.