Поиски правительственных мер по выходу из кризиса часть 15

Высокая степень объединения позволила синдикату в том же 1906 г. повысить цены на кровельное железо для европейской России на 20 к. за пуд, а для Сибири — на 40 к. за пуд.382 Назначение дифференцированных цен для разных районов было явлением обычным в практике как русских, так и заграничных синдикатов. В данном случае понижение цены для европейской России по сравнению с Сибирью было вызвано усиливающейся конкуренцией с южным железом. Вывоз готовой продукции заводов Юга в Сибирь был ничтожен.

К 1906 г. относится и выработка основных типов контрагентских договоров. Один тип договора — это соглашение с контрагентом о продаже продукции завода от имени общества. Такой договор был заключен правлением «Кровли» с главным правлением Алапаевских заводов 6 ноября 1906 г. Договор касался продажи только кровельного железа.384 Основное положение договора было изложено следующим образом (пункт 1): «Заводчик передает обществу исключительное право продажи в России с Финляндией, а также за границу для потребностей Китайско-Восточной ж. д. и русского правительства, за наличные деньги и в кредит, производимого заводчиком кровельного железа всех сортов, обязуясь не продавать, помимо общества, ни от себя, ни по поручениям других фирм и лиц, ни через других лиц или обществ, названного железа и не принимать на таковое, помимо общества, ни от кого заказов или таких поставок и работ, для исполнения которых ему потребовалось бы кровельное железо.

Мы привели полностью первый пункт контрагентского договора, потому что в нем со скрупулезной точностью выражена, основная цель соглашения: сосредоточить в руках синдиката, реализацию кровельного железа, выпускаемого данным заводом.

Значительная часть других статей договора касается условий, осуществления этого основного требования. После выполнения, заказа, переданного заводу от покупателя обязательно через, общество, общество выписывало счет покупателю от своего имени, но с указанием фирмы заводчика (пункт 10). Деньги и векселя по исполненным заказам получало от заказчика только общество, которое затем производило расчет с заводом. Продажные цены скидки по ним и условия платежа общество назначало по своему усмотрению «в зависимости от положения и состояния рынков сбыта и условий конкуренции» (пункт 12). Цена на железо Нижне-Тагильских, Алапаевских и Верхне-Исетских заводов на-, значалась на 5 к. выше основной цены. В договоре подробно указаны те случаи, когда заводчику предоставлялось право досрочно расторгнуть договор: если в течение трех полугодий подряд общество допустит недодачу заводчику его продажной нормы в размере 5% за каждое полугодие, если общество просрочит платежи заводчику более чем на один месяц и если общая средняя цена всех сортов и развесов составит для заводчика после необходимых вычетов на данное полугодие ниже 1 р. 90 к. за пуд.

Иной характер носил другой тип договора: продажа продукции заводов синдикатом на комиссионных началах. Такой договор был заключен синдикатом с Главным правлением Лысьвенского горного округа. Договор заключался на один год: с 1 декабря 1906 г. по 1 декабря 1907 г. Затем он был продлен и на 1908 г. Договор существенно отличался от договора с Алаиаевскими заводами тем, что он не обязывал правление заводов Шувалова продавать изделия только через посредство общества. Синдиках принимал на себя обязательство реализовать на комиссионных началах определенное количество продукции заводов Шувалова, причем не только кровельного железа. В номенклатуру товаров входили: черная и белая жесть 450—500 тыс. пудов, оцинкованное железо 100—250 тыс. пудов, чугун — «сколько будет назначено в продажу». Главное правление Лысьвенского округа было обязано не позже как за 3 месяца до начала операционного года сообщить обществу о предполагавшемся годовом ассортименте производства заводов. Все сделки совершались по распоряжению, счетам и под ответственность правления Лысьвенского округа. Хранение товаров лежало на правлении заводов.

Иной был порядок и установления цен. Если по контрагентскому договору с Алапаевскими заводами цены устанавливались синдикатом, то в договоре с заводами Шувалова было записано: «Минимальные основные продажные цены принятых на комиссию продуктов устанавливаются обществом „Кровля" с ведома и согласия главного правления Лысьвенского горного округа» (пункт 4). Размер кредита за отпускаемые товары определялся правлением заводов, и синдикат не нес никакой отвественности 5а предоставленный кредит. Продажа принятых на комиссию товаров совершалась обществом от имени Главного правления и от имени же Главного правления писались все счета, на что общество получало нотариальную доверенность. На имя Главного правления выписывались и векселя. Словом, если в контрагентском договоре с Алапаевскими заводами руководящая роль при продаже кровельного железа принадлежала синдикату, то в договоре с заводами Шувалова синдикат и формально, и фактически выступал как комиссионер.

Но продажа кровельного железа должна была производиться на прежних, т. е. комиссионных, началах. Металл мог продаваться в кредит, условии которого определялись взаимным соглашением правления общества н контрагента (в прежнем договоре только контрагентом). Остальные отличия нового договора от старого не представляют общего интереса.

Аналогичный договор в конце 1906—начале 1907 гг. был заключен с Ннжне-Тагильскимн заводами на продажу сортового, котельного железа, стали, балок, рельсов и других металлов на общее количество 386 тыс. пудов и Верхне-Исетскими заводами на глянцевое железо. Нам не удалось обнаружить аналогичные договоры с другими заводами. За 1907 г. всего было реализовано но комиссионным договорам товаров на 4609 тыс р. Продажа осуществлялась через конторы и агентства синдиката. Конторы были учреждены в Москве, Екатеринбурге, Саратове ж агентства — в Нижнем Новгороде, Самаре, Царицыне, Баку, Ташкенте, Перми.