Посессионные округа в годы подъема и первой мировой войны часть 19

Срочность скупки паев Алапаевских заводов Русско-Азиатским банком была вызвана, очевидно, настойчивыми попытками Екатеринбургского отделения Волжско-Камского банка добиться у своего правления в Петербурге разрешения на скупку паев Алапаевского товарищества, но напуганное значительной задолженностью заводов правление задерживало выдачу такого разрешения.

Отношение Алапаевских заводов к Волжско-Камскому банку по-прежнему сводились лишь к ссудам под залог металлов и горючего. Стремление Екатеринбургского отделения Волжско-Камского банка увеличить кредиты под металлы Алапаевских заводов не было парализовано переходом заводов в собственность Русско-Азиатского банка. В июле 1917 г. управляющий отделением просил правление увеличить кредит под металлы Алапаевским заводам до 9 млн р. Просьба мотивировалась тем, что, несмотря на задолженность заводов, которая составила около 12 млн р., «исключительно большие запасы горючих и рудных материалов ставят округ в небывало хорошее положение как по сравнению с прежними годами, так и особенно по сравнению с прочими округами Урала, долженствующими сократить свое производство, главным образом из-за недостатка топлива и руды».

Отделение предупреждало правление банка, что оно «живет Алапаевском, и в случае перехода выдачи ссуд в другие банки, что будет сделано конкурентами весьма охотно, прибыль, отделения перейдет в убыток».

Этот кредит был открыт.

В связи с переходом Алапаевских заводов в собственность Русско-Азиатского банка было переизбрано и правление. Новое правление в записке о современном положении Алапаевских горных заводов, составленной осенью 1917 г., отметило, что на округе на 1 декабря 1916 г. лежал долг в 14492 тыс. р. К 16 мая 1917 г. этот долг возрос до 20 037 тыс. р., а к 1 августа 1917 г.— до 22872 тыс. р. Прежнее правление объясняло такое увеличение задолженности возрастанием запасов. Но новое правление в цитируемой записке182 «с полным убеждением» подчеркнуло, что возрастание запасов «никоим образом не может покрыть увеличение задолженности» и значит «предприятие работает в убыток». «Исследуя причины задолженности, — писало далее правление, — правление прежде всего могло убедиться в том, что выход и продажа (по современным ценам) изделий не покрывают необходимых расходов. Вот почему поневоле приходится прибегать все к новым и новым займам, увеличивая тем все больше и больше задолженность». И если раньше удавалось получать от банков кредиты, то «к концу августа затруднения получить новые суммы из банков настолько увеличились, что все предприятие оказалось в критическом положении». Вывести округ из такого положения можно было, по мнению правления, одним путем — увеличить выход продукции, но для этого «надо на время забыть о всех урочных часах, сверхурочных часах и всяких отдельных личных интересах и, объединившись одною мыслью — спасти родное многовековое дело от гибели, — работать каждому без устали». Это писалось в месяцы крайнего обострения революционной ситуации. Здесь слышится не только призыв к классовому миру, но и требование неограниченной эскплуатации заводов. Правда, правление отмечало, что имеется и другой выход — продать округ. Правление считало, что «при самой скромной переоценке движимого и недвижимого имущества, при поднявшихся ныне ценах предприятие может быть оценено в 32 млн р.».