Посессионные заводы в послекризисные годы часть 5

Записка отмечает, что расчеты со служащими и рабочими приняли «затяжной характер» еще с 1906 г. Рабочие терпеливо сносили такие задержки, проедая сбережения «от доброго старого времени», и перебивались кредитом, который открыли им местные общества потребителей. Но с начала 1908 г., пишут уполномоченные рабочих, «выступила на сцену уже самая острая нужда». Сбережения были прожиты, а потребительские общества, которым заводоуправление задолжало по талонам около 200 тыс. р., были вынуждены «совершенно прекратить отпуск товаров по талонам». Заводоуправление вошло в соглашение с местными торговцами об отпуске рабочим продуктов по талонам, которые заводоуправление обязывалось погасить деньгами. В результате такой «операции» рабочие «потеряли значительную часть заработанных своим трудом денег — от 10 до 50%, а в среднем не менее 25%». Это произошло потому, что торговцы стали ограничивать отпуск товаров по талонам и «практиковать скидку с номинальной стоимости талонов», которая достигала 50 и даже 60%. Временами торговцы совсем прекращали отпуск товаров по талонам. Появились скупщики талонов, которые за бесценок скупали их у рабочих, а затем оптом сдавали какому-либо торговцу. «В настоящее время (т. е. в конце апреля 1909 г., — М. В.) торговцы совершенно не принимают талонов ни за какими скидками».

По данным Министерства торговли и промышленности, долг по заработной плате Нижне-Тагильских заводов составлял в начале марта 1909 г.: рабочим, подрядчикам и поставщикам — 559 000 р., служащим и пенсионерам — 175 000 р., обществам потребителей— 180700 р., торговцам за отпущенный товар — 120 800 р., а всего — 1035 500 р.141 На все требования погасить долг по заработной плате рабочие слышали один ответ — «денег нет». Сорокатысячное население округа голодало. А когда начались волнения среди рабочих, их успокаивали сведениями о скором получении крупных оборотных средств. Назначенный новый управляющий заводами Спижарный начал «оздоровление» заводов с массового увольнения рабочих. «Местные жители, — писали уполномоченные рабочих, — оставшись неожиданно без работы.. положительно не видят никакого выхода, не знают, что с ними будет и с их семьями». Была сбавлена сдельная плата, закрыт приют для сирот, прекращено пособие на содержание местного горнозаводского училища, просуществовавшего около 200 лет. Нужда еще более возросла.