Прочие сведения часть 1

Эти же данные по балансу на 30 апреля 1916 г. следующие: строения — 3258 тыс. р., незаконченные постройки — 1006 тыс. р., машины и оборудование — 3651 тыс. р.257 Столь значительное увеличение активов требовало соответствующего покрытия. Частично расходы покрывались за счет внутреннего накопления, так как общество Белорецких заводов приносило значительную прибыль. За 1910/11 г. прибыль общества составила 485.5 тыс. р., за 1912/13 г.—565.6 тыс. р. (валовая прибыль 932 тыс. р.) ,258 что позволило выдать дивиденд 5% на акцию, за 1913/14 г. — 821.5 тыс. р., и дивиденд был выдан 6% на акцию.

Однако за счет внутреннего накопления общество не рассчитывало покрыть издержки, особенно по предполагаемой реконструкции заводов, и в сентябре 1912 г. правление общества возбудило перед Министерством торговли и промышленности ходатайство об увеличении основного капитала вдвое, путем выпуска дополнительных 35 тыс. акций номинальной стоимостью 100 р. за акцию.

Для реализации дополнительного выпуска акций был организован синдикат банков во главе с Русским для внешней торговли банком, который приобретал новых акций на 2 млн р. В синдикат были привлечены Русско-Азиатский и С.-Петербургский учетный и ссудный банки, которые приобрели акции у Русского для внешней торговли банка по 115 р. за акцию. Синдикат учреждался сроком до 1 сентября 1913 г., но уже к 30 апреля 1913 г. все акции синдикатом были реализованы. Общая прибыль синдиката от этой операции составила 380 тыс. р.

После нового выпуска акций большинство их по-прежнему было сосредоточено в портфеле Торгового дома Вогау и Ко. В мае 1916 г. из акционерного капитала 7 млн р. Торговому дому принадлежали акции на 4135 тыс. р. и отдельным лицам, связанным с Торговым домом, на 1100 тыс. р., в том числе на 415 тыс. р. германским подданным, — всего на 5150 тыс. р.

В декабре 1916 г. правление общества получило разрешение Министерства торговли и промышленности увеличить основной капитал до 12 250 тыс. р.

Но вскоре Вогау пришлось отказаться от участия в делах Белорецкого общества. Дело в том, что все предприятия, принадлежавшие подданным воюющих с Россией держав, подлежали конфискации. Это постановление распространялось и на Торговый дом Вогау. Однако в защиту Торгового дома выступил английский посол в Петрограде (один из полных участников Торгового дома Вогау и Ко Шумахер был английским подданным); в Совете министров в защиту Вогау выступали министр торговли и промышленности В. Н. Шаховской, министр финансов П. Л. Барк, причем последний заявил, что ликвидация Торгового дома обойдется казне в 30 млн р.

Совет министров постановил сохранить Торговый дом, но положение фирмы оставалось шатким, и участники ее решили приступить к постепенной ликвидации дел.

Это был крупнейший шаг в организации мощного комбината металлургических и механических заводов. В декабре 1916 г, правление общества добилось весьма важного изменения устава. Министерство торговли и промышленности разрешило приобретать обществу акции однородных предприятий.

Очевидно, что фактический хозяин общества — Международный банк шел по пути превращения комбината Белорецкие заводы—Сормовские и Коломенские заводы в объединение, которое путем скупки акций однородных предприятий объединило бы вокруг себя группу зависимых дочерних обществ.

С переходом общества Белорецких заводов в фактическую собственность Международного банка представители фирмы Вогау вышли из состава правления. Но это не значит, что связь Белорецких заводов с фирмой Вогау порвалась совершенно: на обществе лежал огромный долг Торговому дому в размере 8 млн р.