Прочие сведения часть 15

Английские капиталы охотно притекали в Кыштымскую корпорацию. Шеры Кыштымской корпорации, номинальной стоимостью в 1 фунт стерлингов, покупались в Лондоне в 1913 г. до 3 у фунтов стерлингов.

И это понятно. Прибыли Кыштымского общества достигали огромных размеров. За 1912 г. прибыль составила 4449 тыс р., в 1913 г. — 4530 тыс. р., в 1914 г. —3490 тыс. р. и в 1915 г. — 4397 тыс. р.342 В 1912 г. акционерный капитал был увеличен до 16 млн р., он оставался в дальнейшем неизменным вплоть до конфискации округа Советской властью.

Ссуда из Ярославско-Костромского банка, хотя и медленно, но погашалась. По балансу на 31 декабря 1912 г. она составляла 5198 тыс. р., и на 1 января 1916 г. — 4847 тыс. р. Интересно отметить, что начиная с баланса на 31 декабря 1912 г. статьи пассива по ссудам Кыштымской корпорации и Англо-Сибирского общества исчезают. Это не означало ослабления роли английского капитала в делах Кыштымского общества. Наоборот, такая зависимость усиливалась, так как увеличивалась роль Кыштымской корпорации в качестве держателя акций Кыштымского общества.

Увеличение основного капитала до 16 млн р. произошло в значительной мере за счет Кыштымской корпорации. О возрастании ее роли в делах Кыштымского округа свидетельствуют огромные дивиденды, уплачиваемые держателям шер. За 1912/13 г. дивиденд был выплачен Кыштымской корпорацией в размере 22.5%, в 1913/14 г.— в размере 25%.

Лишь заводы С. С. Абамелек-Лазарева, оставшиеся вне влияния коммерческих банков, играли до 1917 г. крупную роль на Урале.

Таким образом, не подлежит сомнению, что начиная примерно с 1912 г. металлургия Урала оказалась в руках монополистического финансового капитала. Господство финансового капитала в уральской металлургии, как п везде, осуществлялось путем сращивания промышленного капитала с банковым. Полуфеодальные формы посессионного владения не могли помешать этому процессу.