Прочие сведения часть 2

Переход общества к Международному банку сопровождался установлением связей с Южным донецко-юрьевским обществом и, следовательно, с «Продаметом». Какие-то связи установились с Московским промышленным банком. Но источники не позволяют более близко определить характер этих связей.

В сентябре 1917 г. общее собрание акционеров вынесло решение о дальнейшем увеличении основного капитала. Предполагалось выпустить 127 500 новых акций по 100 р. и тем самым увеличить основной капитал до 25 млн р. Октябрьская революция не позволила осуществить эти предположения.

Сергинско-Уфалейские заводы к началу промышленного подъема находились в очень тяжелом финансовом положении. Причина финансовых трудностей лежала в огромной задолженности округа, и надежд повысить его доходность не было: все заводы находились вдалеке от железнодорожных линий, за исключением одного — Верхне-Уфалейского.

К июню 1909 г. при основном капитале в 3500 тыс. р. задолженность составляла 7913 тыс. р. С рабочими администрация расплачивалась не деньгами, а хлебом, но полностью расплатиться так и не могла.

В начале 1909 г. администрация снова возбудила ходатайство о выдаче из Государственного казначейства промышленной ссуды в 500 тыс. р. Эту просьбу теперь поддержало междуведомственное совещание под председательством И. Н. Урбановича, созванное в июле 1910 г. по делам округа. Это совещание указало, что «оборотные средства заводов совершенно исчерпаны и их действие без прилива денежных ресурсов извне должно неизбежно прекратиться, и при том в самом непродолжительном времени». Между тем население округа землеустроено не было, следовательно, обязательственные отношения между рабочими и заводоуправлением сохранялись. Поскольку же у администрации средств не было, то во избежание волнений рабочих их пропитание должно было взять на себя правительство. Совещание в то же время указало, что ссуда может быть выдана лишь «под обеспечение земельным фондом, раньше или позже, а все же подлежащим отчуждению, за выкуп, в пользу населения». По закону 3 декабря 1862 г. отчужденню подлежало 65 тыс. десятин и, как писал И. Н. Урбанович, три нормальной оценке потребует выкупных платежей около 1200 тыс. р.».

Другими словами, предполагалось снабдить денежными средствами заводы под обеспечение ожидаемых выкупных за землю платежей, которые должно было уплатить рабочее население округа. «Выдача ссуды, — заключал свои соображения Урбанович, — даст возможность заводам дальше идти по пути упорядочения заводского хозяйства и, быть может, позволит им дождаться осуществления постройки железной дороги Лысьва—Бердяуш (т. е. Западно-Уральской железной дороги, — М. В.), чем будет обеспечена заводам полная жизнеспособность». Часть ссуды должна была пойти на погашение срочных платежей Нижегородско-Самарскому банку, часть на уплату земских недоимок, но «значительная ее доля, обращенная в заработок, позволила бы заводоуправлению отменить практикуемые и весьма вредно отражающиеся на интересах рабочих расчеты хлебом».

Помимо казначайской ссуды в 500 тыс. р., в августе того же года Горный департамент дал разрешение администрации Сергинско-Уфалейских заводов получить из Нижегородско-Самарского банка дополнительную ссуду в 1 млн р., но с тем, чтобы администрацией «немедленно по реализации полученных ею под залог закладных листов были уплачены все долги рабочим, поставщикам и потребительским обществам, образовавшиеся не только за время существования администрации, но и до ее учреждения».