Прочие сведения часть 7

В годы подъема расширение производства потребовало новых средств. С этой целью С. Е. Львов в 1912 г. решил акционировать округ. Основной капитал общества проектировался в 6 млн р. Устав был утвержден правительством 12 июля 1912 г., но общество организовано не было. Правда, во второй половине 1912 г. Международным коммерческим банком была сделана попытка образовать синдикат банков для реализации акций общества.

Однако синдикат организован не был. Причины этого документально выяснить не удалось. Но они вырисовываются из истории кредитования в 1913 г. В октябре 1913 г. кн. С. Е. Львову Государственный банк закрыл вексельный кредит в 65 тыс. р.298 Причиной послужило то, что Львов не допустил весной 1912 г. на свои склады артельщиков, командированных Государственным банком для охраны заложенного товара.

Закрытие подтоварного кредита в Государственном банке заставило С. Е. Львова перезаложить заводы из Ннжегородско-Самарского банка в Ярославско-Костромской за 2000 тыс. р., что дало в его распоряжение дополнительные 180 тыс р., но эту сумму Государственный банк тотчас же зачислил на свой счет в уплату долга князя.

Финансовые трудности округа Пермское отделение Волжско-Камского банка объясняло тем, что на Пожевских заводах была построена мартеновская фабрика, которая обошлась в 200 тыс. р., а также расходами, связанными с производством шпал для Владикавказской железной дороги. В общем же положение дел князя Пермское отделение Волжско-Камского банка по-прежнему оценивало оптимистически, хотя не могло скрыть, что увеличилось число опротестованных векселей Пожевских заводов. Оно указывало также на продажу С. Е. Львовым Кирьянову, одному из кредиторов Пожевских заводов, 280 тыс. деревьев на корню. Еще более осложнилось дело к декабрю 1913 г., когда коммерческие банки приостановили кредитование Пожевских заводов. В прессе распространились слухи о прекращении С. Е. Львовым платежей. Однако Пермское отделение Волжско-Камского банка писало правлению банка, что такие слухи «иначе как инсинуацией назвать нельзя».

Слухи о неплатежеспособности С. Е. Львова возникли потому, что Государственный банк не только закрыл подтоварный кредит Ложевским заводам, но и потребовал немедленной уплаты 758 тыс. р. по товарной ссуде. Положение для Пожевских заводов сложилось, действительно, тяжелое, и Львов был вынужден продать правлению Московско-Казанской железной дороги на своз весь лес в Закамском участке имения — всего i площадью в 36 200 десятин за 2550 тыс. р. «В результате этой сделки, — писало Пермское отделение Волжско-Камского банка в правление банка, — у кн. Львова остается за покрытием долгов, кроме ипотечного, 1 млн р. наличными».

Но ипотечный долг Ярославско-Костромскому банку после уплаты 500 тыс. р. составлял солидную сумму в 1.5 млн р. Финансовое положение Пожевских заводов оставалось напряженным.

Пожевские заводы в 1915 г. продолжали пользоваться вексельным кредитом в Волжско-Камском банке — 126 тыс. р., Пермском купеческом —136 тыс. р. и общественном Мариинском — 20 тыс. р. Этих средств явно не хватало для ведения дела, и Отдел местных учреждений Государственного банка отметил в 1915 г., что С. Е. Львов был вынужден просить Пермское отделение Государственного банка об открытии ему вексельного кредита в 60 тыс. р. Отделение поддержало просьбу князя. Но Отдел местных учреждений на это дело посмотрел иначе. Он отметил, что задолженность С. Е. Львова по подтоварному кредиту в 1911 г. достигла 950 тыс. р., что уплата этого долга была произведена с большими затруднениями— 180 тыс. р. «путем истребования остатка ссуды, выданной кн. Львову из Ярославско-Костромского банка», 625 тыс. р. были внесены обществом Московско-Казанской железной дороги при покупке у князя 36 тыс. десятпн леса, и только 150 тыс. р. С. Е. Львовым были внесены добровольно; что кн. С. Е. Львов систематически тормозил взыскание, оттягивал уплату всевозможными средствами, «возбуждая в то же время ходатайства о разных льготах и отсрочках с целью лишь выиграть время для различных комбинаций с именпем».