Прочие сведения часть 8

Отдел местных учреждений Государственного банка - отметил, что продажа 36 тыс. десятпн леса обесценила имение, что кн. Львов является клиентом в высшей степенп неаккуратным п поэтому «крайне нежелательным для банка» и поэтому просил совет банка «оставить постановление Учетно-ссудного комитета Пермского отделения об открытии ему (т. е. С. Е. Львову,—М. В.) вексельного кредита в сумме 60 тыс. р. без утверждения».

Итак, кредита в Государственном банке Пожевские заводы лишились, кредит в частных банках являлся краткосрочным и незначительным по размерам, имение было обременено большим ипотечным долгом. Очевидно, для коммерческих банков положение округа представлялось недостаточно надежным, а осуществить образование акционерного общества с капиталом в 6 млн р. без участия этих банков оказалось делом невозможным.

История с акционированием Пожевских заводов наглядно показывает, что без финансирования коммерческими банками в условиях развития финансового капитала реализация акций наталкивалась на непреодолимые трудности. Широкое акционирование уральских предприятий в годы подъема, осуществляемое путем финансирования коммерческими банками, являлось процессом неизбежным и закономерным. Судьба Пожевских заводов — пример этого.

Еще более ярко это обстоятельство выступает в истории заводов Строганова — типичного для Урала округа, находившегося в руках представителей титулованной знати. Когда-то мощное объединение заводов Строганова в годы депрессии, как уже говорилось, пришло в упадок, не могло оно оправиться и в годы промышленного подъема.

В конце 1910—начале 1911 г. за счет общеимперского продовольственного капитала было отпущено 180 тыс. р. уездному земству для постройки тракта Сива—Вознесенск в целях предоставления работы рабочим закрываемых Очерского и Павловского заводов. Кроме того, лесному ведомству было отпущено в 1911 г. 114 тыс. р. для лесорубных работ в Камышловском и Кунгурском уездах в целях использования на этих работах труда рабочих Кыновских заводов и Кунгурскому земству 12 тыс. р. на раскорчевку земель, предоставляемых рабочим того же завода. Эти ассигнования позволили не только приступить к наделению землей рабочих Кыновского завода, но и до завершения наделения переводить рабочих закрываемых цехов на работу по сплавке караванов, по расчистке леса и другие вспомогательные операции.

На Уткинском заводе в 1912 г. была задута доменная печь, но действовала она только до 1 июля 1916 г., когда была погашена из-за недостатка угля. С недогрузкой работал и Добрянский завод: в 1916 г. он не мог выполнить заказа артиллерийского ведомства и предполагал закончить его лишь в 1917 г. В 1917 г. Добрянский завод, выпускавший до 1.2 млн пудов готового продукта, был сдан в аренду Франко-Русскому обществу (бывшему Берд и К0) на 15-летний срок. За аренду общество должно было уплачивать Строганову по 300 тыс. р. в год. Этот завод являлся основным и наиболее технически оборудованным . из всех заводов Строганова.

До войны заводы Строганова выпускали кровельного железа— 80% и котельного — 20%. С начала войны увеличилась доля котельного (около 30%) и уменьшилась доля кровельного железа (около 70 %).

На заводах были проведены некоторые улучшения, проектировалось соединение заводов с имперской железнодорожной сетью, но это так и осталось проектом.

В нашем распоряжении нет данных о причинах вялой работы заводов. Трудно сказать, какую роль в этом играли финансовые трудности. По данным бухгалтерии Главной конторы, в конце 1914 г. контора обладала значительными средствами: денежной наличностью — 3657 тыс. р., в векселях — 503 тыс, р., в долгах но открытым счетам и расчетам за разными лицами — 773 тыс. р., всего 4939 тыс. р. Главная контора могла отказаться от ссуд в Государственном банке под залог металла. Был погашен долг тому же банку в 1506 тыс. р.