Прочие сведения часть 9

Но все перечисленные средства находились в распоряжении Главной конторы графа, и неизвестно, в какой мере они использовались на нужды уральских заводов, за счет которых получались. Округ находился в личной собственности Строганова и акционирован не был. Это открывало возможности широко использовать заводские средства на личные нужды собственника. Значительные суммы зачислялись в различных банках на личные счета С. А. Строганова. Это выяснилось уже после Октябрьской революции. На 1 августа 1918 г. на личном счету С. А. Строганова находилось в различных банках 880 тыс. р. Но это только «остатки», которые не были изъяты до Октябрьской революции. Такие косвенные данные все же позволяют предположить, что большие средства изымались собственником уральских заводов из производительного потребления и перечислялись на его личные счета.

Наиболее тесные связи были установлены Строгановым с Азовско-Донским банком. Но нет никаких указаний на то, что какой-либо из банков финансировал его заводы, да такую возможность трудно и предположить, поскольку заводы оставались в единоличной собственности и акционированы не были. Заводы Строганова были одни из немногих, избежавших слияния с коммерческими банками, но они находились в незавидном положении и не определяли характера уральской промышленности.

Ревдинский округ также не был акционирован. Он был заложен в Нижегородско-Самарском банке за 1317 тыс. р. и пользовался кредитом в Государственном банке под залог металлов в 800 тыс. р. в год.

П. Г. Солодовников, которому Ревдинские заводы были преданы А. Н. Ратьковым-Рожновым, предпринял ряд мер по финансовой и технической реорганизации округа. Техническое перевооружение округа развернулось в основном с началом первой мировой войны. Заводы округа стали работать на военные нужды.

Ревдинский завод начал выпускать высокосортный, крайне необходимый для вооружения никелевый чугун. К апрелю 1916 г. была закончена постройка новой прокатной мастерской для прокатки снарядной заготовки, разного фасонного железа и производства проволоки. К этому же времени было закончено строительство снарядного завода. По договору с военным ведомством округ обязывался поставить 120 тыс. штук шрапнелей, 76 500 штук фугасных стальных бомб, для Ижорского завода — 300 тыс. пудов никелевого чугуна и 12 млн пудов серпого колчедана, сроком с января 1916 г. по сентябрь 1918 г.

На Бисерском заводе было начато строительство новой домны.

Прокат и изготовление снарядов настолько возросли, что заводы не могли обойтись без покупки чугуна и руды со стороны и каменного угля для замены древесного топлива. Поэтому Солодовников должен был заключить договор с Нижне-Тагильским горным округом о поставке 1 млн пудов магнитных железняков в год. Договор был заключен сроком на 15 лет.

Так как заводы работали по военным заказам, в 1915 г. на средства казны была построена железнодорожная ветка от Пермской железной дороги до Ревдинского завода протяжением 10.5 верст. Кроме того, предполагалось, что через Ревдинский завод должна пройти строящаяся магистраль Казань— Екатеринбург, товарное движение по которой предполагалось открыть к концу 1916 г. Таким образом, устранялось наиболее крупное препятствие на пути развития округа.

Производительность заводов непрерывно росла и в 1916 г. достигла 7 млн р., без учета падения валюты, против 1.5 млн р. в 1913 г.