Салдинские подземные этажи

Чудо, которое однажды произошло в Верхней Салде, таким же чудесным образом повторялось потом много раз.

А дело было так. Приходят истовые верующие к храму, всяк норовит пораньше. Собирается толпа и ждет, когда откроют двери. Двери у собора железные, кованые, с тяжелыми засовами и замками - тут даже нечистой силе открыть не под силу. Идет пономарь, гремит ключами, снимает замки, разводит тяжеленные створки. Устремляются верующие в храм и... цепенеют от неожиданности: свет и лампады горят, а перед алтарем стоит в полном облачении батюшка Михаил и дожидается паству. Чудо!

Конечно, бывалые прихожане посмеиваются в кулаки да бороды, а кое-кто давно знает разгадку поповского секрета. Иногда "чудо", начавшись утром, продолжалось вечером. Ждут верующие выхода отца Михаила из храма, чтобы получить благословение, а выходит пономарь и начинает деловито запирать церковь на все замки и засовы.

- Что же это ты,- хочется закричать какому-нибудь нетерпеливому,- ведь батюшку ненароком закроешь!

А батюшки не то что самого, но и духу его давно в храме нет. Отец Михаил уже сидит дома и пьет чай с земляничным вареньем.

Сотворить такое чудо помогали подземные ходы, что буравят землю в старой части города и уже давно привлекают внимание. Не салдинские попы придумали этот способ дивить свою паству. В европейских городах, крепостях, рыцарских замках, в древнерусских городах, поселениях, монастырях неизменно прокладывался к собору подземный ход, а иногда и не один. Церковники активно участвовали в жизни городов и использовали для себя любую ситуацию. Салдинские попы были вдвойне неоригинальны - они пользовались старыми демидовскими норами.

Демидовский завод в Верхней Салде начал действовать в 1778 году. Всего несколько лет назад огненной бурей бушевало, а потом с невероятной жестокостью подавлено пугачевское восстание. И кажется, рассеяна грозная буря, нашедшая отзвук во всех уголках Каменного Пояса, но вихри ее, разлетевшись далеко, не смирились, только чуть притихли, и стоит подуть свежему ветру, как они могут вновь обрести силу и объединиться в новый ураган.

На строительство завода народ собрался отовсюду. Управители понимали, что среди этих хмурых, забитых и сломанных людей есть не только сочувствующие пугачевцам, но и такие, кто радостно встречал народного вождя.

Вот, наверное, одна из главных причин, толкнувшая хозяев завода к прокладке скрытых переходов и устройству тайников. Этой версии придерживаются и верхнесалдинские краеведы. Стоит упомянуть, что в Нижней Салде, где пуск завода и образование поселка приурочены к 1760 году, подземное строительство было меньше выражено.

В Верхнюю Салду меня привело однажды письмо от местного краеведа В. И. Козлова. В письме было и волнение открывателя, и наблюдательность специалиста, и тревога гражданина.

В. И. Козлов сообщал: под Верхней Салдой, по сказам старожилов, по его личным наблюдениям и кое-каким другим свидетельствам, есть целая система галерей и коридоров. Эта система проложена под историческим центром в старой части города. Ходы соединяют старый завод, здание бывшей церковноприходской школы (там была когда-то первая, демидовских времен, церковь), дом управляющего заводом, здание волостной управы, поповские особняки. Есть как будто бы ответвление в другую часть города, проходящее под рекой.

Может быть, последнее выглядит несколько фантастичным, хотя в принципе возможным, а вот на пятачке старого центра очевидцы наблюдали удивительные вещи. В. И. Козлов разыскал пятнадцать жителей Верхней Салды, кто своими глазами видел эти сооружения, ходил по галереям и коридорам, спускался в темень провалов. И не только разыскал, но и собрал однажды всех вместе в отделе культуры Верхнесалдинского горисполкома.

Тихо крутятся магнитофонные кассеты. Неторопливо разговаривают участники встречи, вспоминают, уточняют детали, дают оценку виденному. Разные это люди, и по возрасту, и по профессии, и по служебному положению. Да и свидетельства их разделены временем - один вспомнил, что довелось видеть в 1909 году, а другой - в 1979-м. Но когда все это собирается вместе, когда совпадают детали, то убеждаешься, что лабиринты Верхней Салды - не легенда, а реальность.

О чем говорили свидетели событий?

С.Т. Скоропуп был свидетелем строительства гаража во дворе старинного особняка, принадлежавшего в далеком прошлом отцу Михаилу, где сейчас располагаются трансагентство и автостанция. Вынимая очередную порцию грунта из траншеи под фундамент, ковш экскаватора задел кирпичную кладку. От ударов в ней образовался пролом. Лопатой очистили находку от земли - походило на стенку из кирпича. Стенка под землей? Постукали - за стенкой гудела пустота. Пролом расширили и попали... в подземный ход. Тоннель был выложен большеразмерным демидовским кирпичом, свод тоже кирпичный, цилиндрический, массивный. Пол выстлан гранитными плитами. Размеры коридора типичны для сооружений этого типа: ширина полтора метра, высота около двух метров.

Но самое главное ожидало следопытов впереди - через несколько метров ход разветвлялся на три рукава. Один уходил влево, по направлению к когда-то стоявшему на взгорке собору Иоанна Богослова (потом снесенному), второй направлялся прямо, в сторону здания волостной управы и дома второго церковника - отца Алексея, а третий ответвлялся направо - к зданию когда-то существовавшей церковноприходской школы. Выбрали путь прямо, но вскоре его перегородила кирпичная стенка сравнительно недавней кладки, датируемой примерно началом нашего века. Эта закладка вызвала у верхнесалдинских краеведов предположение, что она появилась неспроста. Не были ли за ней скрыты церковные и иные ценности, таинственно исчезнувшие в годы гражданской войны?

В том же дворе, где строился гараж, есть яма, появившаяся давным-давно. Края ее даже забетонированы. Долгое время яма использовалась как приемник воды, стекающей от мойки машин, и поглощала эту воду в невероятных количествах. Однажды яму вычистили от ила и грязи и увидели, что она была обыкновенным провалом сводчатого хода. Устроен он точно так же, как и тот, что вскрыли у гаража, возможно, был его частью. Направление этого коридора угадывалось однозначно: от поповского дома к дому управляющего.

А.Ф. Оносов учился в 1936 году в школе, что находилась в здании церковноприходской. Однажды с мальчишками проник в глухой отсек подвала. В центре этого тесного отсека они обнаружили лаз, спустившись в который, попали в тоннель. То ли этот ход направлялся в сторону собора Иоанна Богослова, то ли к дому отца Михаила, но так или иначе ребята прошли по нему более ста метров, истратив коробок спичек. О подземном путешествии узнали другие ученики, и экспедиции любознательных, позабыв об уроках, одна за другой ходили в таинственную темноту тоннеля, пока дирекция школы не воспрепятствовала этим посещениям.

В. И. Козлов 14 мая 1979 года руководил группой энтузиастов и обследовал подвал бывшей церковноприходской школы, здание которой несколько лет назад сгорело. Однако подвалы должны были сохраниться. Краевед пишет: "Разобрав кирпичную кладку в проеме двери (подвала.- В.С.) с восточной стороны, мы вошли в комнату размером пять на шесть метров, высотой в рост человека. В противоположной стене находился узкий проход в полметра шириной... Это был потайной ход в подвал. В левой части подвала открылось большое помещение с гладкими стенами и вбитыми на уровне вешаемых икон и лампад коваными гвоздями. Судя по всему, это помещение использовалось как молельня. Затем мы сняли пол с двойным настилом и обнаружили глухой бункер с кирпичными стенами размером три на четыре метра, весьма загадочного назначения. Слева был еще такой же бункер, а в центре находился лаз в подземный ход (о котором говорил А.Ф.Оносов.- B.C.). На уровне пола в лазе находился лед..."

Поисковая группа В. И. Козлова не смогла пробиться туда, слишком большим оказался объем расчистных работ.

Л. Ф. Сухоросов еще в 1909 году, работая истопником в соборе Иоанна Богослова, хранил дрова в подвале. Знал, что из подвала идет ход к усадьбе отца Михаила, видел дверь, закрывающую этот коридор...

А. И. Крашенинникова еще в 30-е годы, девчонкой, вместе со сверстниками ходила по тоннелю, который начинался за рекой, из здания, занимаемого когда-то школой N 6, вел под плотину и как будто бы выходил на другой берег, направляясь далее к старому центру Верхней Салды. По тоннелю ребята проходили более ста метров. Свод нависал низко, может быть, из-за мусора и земли, отложившихся на полу. Шли с факелами, временами было страшно, так как попадались человеческие черепа и кости. В самом начале коридор преграждала железная дверь, которая, правда, сравнительно легко открывалась. После двери начинался крутой спуск с лестничными ступенями. Крашенинникова приводит и такой факт: в 1978 году в этот тоннель снова попали дети. Они прошли его целиком, даже якобы под рекой, и вылезли на другом берегу в старом центре.

О.Л. Сметанин подтверждает рассказ А. И. Крашенинниковой. Он учился в школе N 6 до войны и тоже не один раз бывал в подземном ходе. Ход этот, сначала очень узкий, расширялся затем до полутора-двух метров. По нему удавалось пройти около пятидесяти метров.

Так что же, действительно существует тоннель, проходящий под рекой? Неужели может оправдаться версия об уральских подводных ходах?

Поразмыслим на эту тему. Можно, конечно, сразу настроить себя на сомнение: мало ли что пригрезится человеку в детском возрасте. Именно в этом и будет слабость нашей позиции - психологи давно считают, что впечатления от событий, полученные в сознательном детстве и юности, всегда самые сильные, яркие, запоминающиеся до мельчайших деталей. К тому же многие путешественники говорят примерно одно и то же о виденном, приводят сходные описания устройства хода и его отдельных деталей (двери, ступени, уклон пола и т.д.).

Что можно сказать о сооружении, имея несколько идентичных описаний? Здание бывшей школы N 6 - старинное, раньше входило в ансамбль заводских административных построек. Тоннель от него идет к плотине - это уже нам знакомая картина. Своды низкие - не канал ли это для сточных вод? На уральских заводах известны технологические каналы, отводившие стоки от некоторых производств и сбрасывавшие излишки воды, и водоводы, подводившие воду к технологическим узлам. Эти коммуникации сравнительно ограниченной длины и приурочены только к территории непосредственного производства. Городской канализации в населенных пунктах Урала практически не было вплоть до 20-х годов XX века. Да и впоследствии стоки отводились по трубам, а не по выложенному из кирпича коллектору. Наконец, если это коллектор, то зачем в нем делать лестничные спуски? Значит, все-таки ход?

С Виктором Ивановичем Козловым мы спускаемся и подвал здания городской типографии. Когда-то оно тоже входило в комплекс усадьбы управляющего заводом. Интересное и, пожалуй, самое таинственное место. Во дворе усадьбы на окружающей территории часто бывали провалы грунта. В подвале цилиндрические кирпичные своды, покрытые современной штукатуркой. Форма подвала в плане довольно сложная, напоминающая изгибы и колена самого настоящего лабиринта. Сначала мы поворачиваем раза два налево, потом столько же направо. В последнем отсеке видна стенка современной кирпичной кладки. Стенка не цельная, кирпичи лежат друг на друге в шахматном порядке, оставляя отверстия. Так сделано, видимо, для вентиляции. Свет фонарика, направленный в одно из отверстий, высвечивает за закладкой уходящий куда-то узкий проход.

Летом 1980 года на территории двора типографии была проложена траншея, которая вскрыла кирпичную кладку из большеразмерного старого кирпича демидовского образца на прочном известковом растворе. А что там, глубже?

Рассказывают, что такие монолиты кладки были видны и в других таинственных воронках, куда проваливались тракторы и экскаваторы, а заботливые прорабы торопились бухать в зияющие дыры самосвалы щебенки. Несколько лет назад был отмечен провал на участке между домом управляющего и поповским домом - вот еще одно звено лабиринта.

Мы выходим из подвала, поднимаемся по узкому проходу туда, где светится проем открытого люка. Если проход заложить, то получится неглубокое подполье для хранения припасов. Так, наверное, и делали, чтобы покончить с тайнами. Сразу вспоминается невьянская гостиница "Нейва" - вибрирующее и гудящее старинное здание, скрывающее под мелким подпольем таинственную бездну подвала с дверями "в никуда".

В 1982 году спелеологи Свердловского архитектурного института проникли в узкий проход за решетчатой закладкой в подвале типографии. Задача у них была, казалось, простая - осмотреть подвал, составить его план, а самое главное, обследовать ту его часть, которая находится у фасадной стороны здания,- нет ли там входа в подземный тоннель, ведущий, по рассказам, к старому заводу. Однако, несмотря на всякие ухищрения, удалось обследовать не более четверти общей площади подвала. Везде капитальные перегородки, закладки, засыпки. В отсек, выходящий к фасадной части здания, спелеологи не попали...

Нашлись новые свидетели и участники подобных экспедиций. Среди них оказался и директор верхнесалдинской школы N 9 Н. В. Сорокин. Школа эта тоже старинной постройки, расположена прямо в старом центре и как бы примыкает к четырехугольнику, в углах которого поповский дом, волостная управа, бывшая церковноприходская школа и снесенный главный собор. П. В. Сорокин утверждает, что подземным ходом он проходил из здания школы N 9 в церковноприходскую школу и дальше - в сторону, где стоял когда-то главный собор Иоанна Богослова. В ходе был найден пулемет времен гражданской войны. Вполне возможно, что в подземных этажах Верхней Салды скрывались участники подпольной борьбы и вооруженного сопротивления белогвардейскому нашествию.

Известный уральский историк, доктор исторических наук, профессор Анатолий Григорьевич Козлов рассказал, что когда-то в середине 50-х годов, во время работы в секции участников гражданской войны на Урале, собиравшейся при Свердловском областном краеведческом музее, он слышал от старых бойцов такой факт: во многих (!) уральских городах и поселках во время белогвардейских карательных экспедиций красные партизаны скрывались под землей. Оказывается, в давние времена обычные колодцы копались особыми артелями из хорошо знающих свое дело специалистов. Копая новый колодец, они старались соединить его с уже действующим колодцем переходом выше уровня воды. Эту тайну хранили в своем кругу. Ею-то и воспользовались партизаны в трудное время. Спускаясь в колодец, они уходили в эти переходы и оттуда делали смелые вылазки против карателей.

Но рассказы и свидетельства очевидцев, пусть даже многочисленные, могут являться лишь основанием к последующим кропотливым исследованиям подземелий. Таким исследованиям, когда специалисты, сняв все романтические слои фактов и легенд, находят сооружение, проникают в него, изучают состояние, определяют его историческую и общественную значимость. Попытка в какой-то мере подтвердить рассказы очевидцев и установить хотя бы в нескольких указанных ими точках наличие подземных ходов в толще грунта была сделана в 1982 году с помощью инженерно-геофизических методов. Скажем прямо, не было того мощного комплекса оборудования, которое не оставляет места для неоднозначности результатов. Была разведка, своеобразный десант, и успех его мог зависеть от случая. И близкие задачи походили на десантные: отсечь измерительными профилями, по направлению которых прощупывался грунт, основных "виновников" и "держателей" подземных тайн: дом управляющего, старый завод, поповские особняки, участки снесенного собора и церковноприходской школы, а также здание школы № 9. Словом, почти все главные сооружения старого центра Верхней Салды.

Чуткие электроразведочные приборы заговорили языком своих индикаторов, цифры потекли в счетное устройство, и вот через каждый метр точка к точке стали появляться характеристики электрического поля, которое там, под поверхностью земли, на разных глубинах, собирает информацию о структуре и строении грунта. И вот у здания нынешней типографии появилась первая аномалия, которую можно было подозревать в причастности к пустоте. Но если это пустота и она обнаружена в нескольких метрах от фасада здания, то она может оказаться тем самым подземным тоннелем, что должен уходить к старому заводу! Аномалия располагается прямо против того места, где из-под фундамента торчит толстенный пень давным-давно спиленной березы, наверняка ровесницы дома.

Схема расположения подземных ходов в зоне старого центра г. Верхней Салды>Две электроразведочных аномалии отметили подземные выходы из когда-то существовавшей церковноприходской школы. Как и говорили очевидцы, один направлялся в сторону дома управляющего и усадьбы отца Михаила, а другой, по-видимому, к снесенному собору. Особенно интересным оказалось пересечение электроразведочным профилем участка, где проходит подземный ход между школой N 9 и бывшей церковноприходской. Аномалии, зафиксированные над тоннелем, и по интенсивности, и по виду не дают оснований сомневаться в наличии такого сооружения, правда, по-видимому, наполовину заполненного водой.

Ждали исследователи интересных результатов и вблизи усадьбы отца Михаила, там, где строители гаража наткнулись на развилку трех галерей. И ожидания оправдались. Точно над указанными участками появились аномалии электрического поля, тоже весьма характерные для полости в грунте.

Конечно, десантные исследования еще не дают полной картины, оставляют лазейки для сомнений. Поэтому необходимы детальные, всеобъемлющие, комплексные работы на всей площади старого центра, подкрепленные не только энтузиазмом и желанием исполнителей, но и надежной поддержкой заинтересованных организаций.

Салдинские подземные лабиринты - реликт бурного горнозаводского времени, они загадочны, ибо помнят, а возможно, скрывают следы малоизвестных в истории событий. Как и во многих уральских городах, они являются архитектурно-историческим памятником, отражая сложные архитектурно-пространственные исторические и социальные связи (рис. 13).

Нам нужен такой памятник, тщательно изученный, отреставрированный, взятый под охрану, служащий великому делу патриотического воспитания.