Синдикатные объединения в годы подъема и первой мировой войны часть 18

Нельзя сказать, чтобы правительство не принимало мер к увеличению выработки меди на русских заводах: как указывалось, некоторые категории квалифицированных рабочих были освобождены от мобилизации, было облегчено получение виз для въезда персидских рабочих, которые использовались на заводах Кавказа, на Урале широко применялся труд военнопленных, но этот труд был мало производителен. Министерство торговли и промышленности разрешило применять труд женщин не только для работы на поверхности, но и под землей, но и этот труд, непривычный для женщин, был мало производителен. Правительство приняло постановление об организации маршрутных поездов с антрацитом и коксом из Донбасса на уральские заводы, однако это постановление не могло быть проведено в жизнь из-за разрухи на железнодорожном транспорте. Было решено использовать весь медный лом и распределить его по медеплавильным заводам. Было вынесено предложение о передаче частным заводам права выработки медных руд из казенных дач. Все это, однако, не устраняло основных причин упадка медной промышленности: недостатка рабочих рук и разрухи транспорта.

Упадок медной промышленности прогрессировал. Этому, помимо указанных выше причин, способствовала политика цен, которой придерживался синдикат.

Устанавливая цены «на все время войны», стороны не учитывали ни продолжительности, ни тягот войны (в буржуазной печати России и Германии было общее мнение, что война продлится не более 8 месяцев), ни обесценения валюты, ни изменения в соотношении спроса и предложения на медь.

Но вся эта разница в ценах попадала в руки синдиката, а не медеплавильных заводов, которым «Медь» имела право уплачивать за сдаваемый товар по ценам 1914 г. Медеплавильным заводам за несдачу меди, согласно договору 20 июля 1913 г., грозила неустойка 65 р. за каждый пуд проданной или переработанной помимо синдиката меди (исключение делалось для лома и электролиза). Не могли они и договориться с синдикатом о повышении цен на медь, так как пункт 4 договора устанавливал, что «продажная цена меди и условия платежа по производимым обществом продажам... устанавливается обществом».

На почве разрыва цен, получаемых синдикатом от меднопрокатных заводов, с одной стороны, и контрактных цен, уплачиваемых медеплавильным заводом, — с другой, и возникли вскоре после начала войны столкновения между медеплавильными заводами и «Медью». Богословское общество отказалось с марта 1915 г. сдавать свою медь синдикату и приступило к самостоятельной ее продаже. Цена на медь была поднята Богословским обществом до уровня иностранных расценок. То же грозили сделать и другие заводы. Правление синдиката было вынуждено повысить контрактные цены до 18 р. за пуд, но все же эта цена значительно уступала в начале 1916 г. фиксированной Комитетом по делам металлургической промышленности цене — 30 р. за пуд обыкновенной меди. Среди членов Комитета по делам металлургической промышленности раздавались голоса, требовавшие устранения такого несоответствия. Но Комитет не имел права нарушать договоры, заключенные между хозяйственными объединениями. Правление синдиката в 1915 г. предъявило в полном соответствии с договором от 20 июля 1913 г. иск на сумму 522 тыс. р. Богословским заводам за самостоятельную продажу меди. Дело тянулось долго и так и не было решено.