Синдикатные объединения в годы подъема и первой мировой войны часть 8

Все заказы предложено направлять правлению «Кровли», которое должно было составлять списки потребителей железа с указанием количества его, которое может быть отпущено тому или иному потребителю, и эти списки отсылать на утверждение главному уполномоченному по распределению металлов. Но удовлетворить все заявки не было надежды. Этого можно было бы достичь только за счет увеличения производства железа, но надежд на такое увеличение не было, так как «причины сокращения производства кровельного железа на Урале крылись в отвлечении металла на другие производства, необходимые по условиям времени, отчасти в большей выгодности других производств».

Такое положение с рынком кровельного железа не замедлило сказаться: регулирование цен было сорвано. Синдикат с согласия Комитета по делам металлургической промышленности повысил цены на кровельное железо с 1 апреля 1917 г. до 6 р. 30 к., а с 16 июня 1917 г. до 7 р. 30 к. за пуд. Но и эти повышенные цены не удовлетворили горнопромышленников Урала. Совещание представителей уральских заводов, отметив резкое сокращение производства железа на Урале, считало, что «если существовавшие до сего цены на железо не будут изменены, то, очевидно, дальнейшее сокращение производства этого продукта неизбежно, как это уже имело место на многих заводах Урала».

Отдельные заводы, не дожидаясь общего повышения цен, повышали их на собственный страх и риск. Это вело лишь к анархии установления цен, с которой ни правительственные органы, ни тем более «Кровля» справиться не могли. Несмотря на это, функции «Кровли» как распределительного органа были не только не свернуты, но даже несколько расширены.

«Кровля» до октября 1916 г. выполняла функции по распределению заказов только на кровельное железо уральских заводов. Но в октябре 1916 г. функции «Кровли» как органа цо учету и распределению уральского металла распоряжением главного уполномоченного по снабжению металлами были распространены и на другие сорта железа — котельное, сортовое и прочее «по тому же порядку, какой существует в отношении кровельного железа».

Что касается функционирования «Кровли» как частного акционерного общества, то для практической деятельности его как синдиката в 1917 г. по существу места не оставалось. Совещание уральских заводчиков в своем обращении в Особую международную комиссию в 1017 г. отмечало, что «кровельное железо отпускаются только на нужды обороны, и частный рынок остается без удовлетворения, и что на этом рынке свободного железа нет наглядно видно итоги, что цены на этом рынке превосходят в 5 - 6 раз цены официальные», о синдикатном повышении цен нужды не было, да при почти полном отсутствии частного рынка и возможности для такого повышения не существовало.

«Кровля» продолжала существовать и в первые месяцы Советской власти. 22 января 1918 г. Высший Совет народного хозяйства объявил «Продамет» и «Кровлю» государственными учреждениями по регулированию железоделательной промышленности, подведомственными Металлургическому отделу Высшего Совета народного хозяйства с передачей всех активов и пассивов в ВСНХ. Продажу чугуна, железа и стали всеми металлургическими заводами России, как казенными, национализированными, так и частными, предписывалось производить только через «Продамет» и «Кровлю». Все служащие этих организаций зачислялись на государственную службу.