Общественный строй мохэсцев

Для понимания развития общественного строя мохэсцев существенно, что раньше у предшествующих племен советского Дальнего Востока существовали большие коллективные дома, в которых обитали десятки людей. В мохэское же время вместо больших домов распространяются маленькие жилища площадью около 20 — 25 кв. м с одним центральным очагом. Очевидно, отдельные семьи выходили из родовой общины. Это свидетельствует о том, что род становится патриархальным.

О том, насколько далеко зашел у мохэ процесс разложения первобытно общинного строя, свидетельствует, в частности, тот факт, что муж в случае измены жены мог убить ее. Это свидетельствует о развитых патриархально-родовых отношениях, которые очень скоро перерастают затем, как правило, в классовые отношения. Наличие у мохэ прослойки «богатых людей» свидетельствует о появлении у них имущественного неравенства.

О развитии рабства у мохэ можно судить по рассказу, в котором упоминается мохэский вождь Тудицзи: «Был такой военачальник — Тудицзи. В конце династии Суй предводительствовал племенем в тысячу с лишним семей внутри своих владений... Сын (Тудицзи) Цзиньсин. который наследовал своему отцу после его смерти, изумительной внешностью и воинственностью не имел себе равных среди людей... В его племени домашних рабов насчитывалось тысяча человек. Богатством, силой и воинственностью он держал в страхе пограничных инородцев». Здесь, во-первых, налицо наследственная власть военачальника, в руках которого к тому же оседала значительная часть военной добычи. Недаром летопись особо подчеркивает, что богатством и силой Цзиньсин «держал в страхе пограничных инородцев». Во-вторых, что заслуживает особого внимания, племя, насчитывающее тысячу с лишним семей, владело тысячью «домашних рабов»... Владельцами рабов, очевидно, были... семьи родо-племенной знати и, в первую очередь, сам военачальник. Будучи собственником большого числа рабов, Цзиньсин смог осуществить такое грандиозное мероприятие, как постройка каменной дороги, «чтобы вести большие посольские связи»... Несомненно, «что на строительстве дороги использовался в основном лишь труд рабов. Трудно предположить, чтобы эту работу стали выполнять свободные общинники, имевшие свое хозяйство, которое, однако, не мешало им время от времени принимать участие в грабительских походах против соседних более слабых племен, о чем свидетельствуют биографические сведения летописей о Тудицзи и его сыне Цзиньсине, чья жизнь была полна военными походами и сражениями против тюрок, тангутов и других племен».

Интересны для характеристики общественного строя и политических связей у мохэ также и сведения летописей о том, что предводитель их называется великий Мофо-Маньду. В летописи династии Суй добавляется, что мохэский Мофо-Маньду «между восточными иноземцами считается сильным владетелем».

Процессы развития новых классовых отношений стимулировались ростом обмена, а также политическими связями с более развитыми соседними странами — киданями, уйгурами, тюрками Монголии — на западе, королевством Когуре и Китайской империей — на юге и юго-западе.

К началу VI века мохэ представляли значительную политическую и военную силу, с которой вынуждены были считаться как соседние племена и государства Корейского полуострова, так и китайские императоры. Недаром древние летописцы всегда подчеркивали воинственность мохэсцев, которые постоянно вторгаются в Когуре и соседние страны и «среди восточных иноземцев являются наиболее сильными. Все страны постоянно страдают от них».

О постоянной готовности мохэ к войне, к сражениям свидетельствует их погребальный инвентарь, в котором обычны многочисленные наконечники стрел — железные и костяные, а также однолезвийные палаши. В одном из наиболее богатых вещами захоронении Троицкого могильника на реке Белой оказалась такая великолепная сабля-палаш с позолоченной бронзовой рукоятью и скользящей скобой.