Тюрки и мохэ

Не менее глубокое влияние на ход социально-экономического, а отчасти также культурного развития мохэ, имели их связи с соседней Центральной Азией и Сибирью, конкретно с тюрками. Об этом следует сказать подробнее, поскольку в лице тюрков мохэ имели союзников в борьбе против агрессии империи Тан. Не случайно уже при первом правителе, объединившем мохэские племена и положившем начало Бохаю, как государству, Цзо-юне (Цзожуне), к тюркам каганата было направлено посольство, имевшее целью установить с ними дружественные отношения.

Дружественные связи мохэских племен с тюрками нашли отражение и в археологических, вещественных документах. Таковы, например, рисунки на скалах Сикачи-Аляна, вызывающие в памяти художественные произведения таких же воинов и охотников на отполированных ветром пустыни, жирных от «скального загара» скалах Центральной Азии и Южной Сибири.

До предела, до ушей стрелков натянутые луки, насмерть перепуганные хрупкие фигурки коз и оленей и, наконец, оскаленные пасти барсов — тот же воинственный дух, свирепая сила, та же экспрессия, рожденная походной жизнью кочевника, полной опасностей, видны в рисунках этих степных племен. И степных не только в собственном смысле слова — ведь ближайшим в географическом отношении очагом такого искусства для Сикачи-Аляна были таежные верховья Лены, где на Шишкинских скалах и на соседних с ними обнажениях красного песчаника имеются десятки и сотни курыканских писаниц, прославляющих воинов и лошадей—быстроногих скакунов. На Шишкинских скалах или на Манхайских в долине реки Куды, в междуречье Ангары и Лены, можно видеть и такие же табуны животных, тела которых изображены в той же своеобразной графической манере.

Племена Центральной Азии, Восточной Европы, Енисея, Лены и Ангары, художниками которых были вырезаны на скалах подобные изображения, все или почти все принадлежали к числу тюрков Евразии. Они говорили по-тюркски, о чем наглядно свидетельствуют надписи на древнетюркском языке, вырезанные на трех же писаницах рядом с всадниками и лошадьми древним руническим шрифтом, тем самым, которым сделаны строки грандиозных надписей-эпитафий у могильных памятников тюркских и уйгурских властителей Центральной Азии. Такие рунические надписи, язык которых является древнетюркским, имеются в долине Енисея на писаницах Сулекской скалы — одного из самых монументальных памятников искусства и культуры древних тюрков, а также на Алтае, на скалах по левому берегу реки Каракол. Подобные надписи мы видим далеко от Енисея, на берегах Дона, в Маяцком городище. И, наконец, к ним же относятся самые северные в мире руны, сопровождающие и объясняющие смысл писаниц у села Давыдово. Здесь они рассказывают и о магических обрядах лесных охотников, и о культуре деятелей охотничьего счастья, женских духов, предшественников якутского бога охотников Баай-Байаная.