Бохайский город

Впоследствии на месте бохайского города возникло новое, чжур-чжэньское поселение. Вал городища был увеличен и надстроен. Но местами все же встречаются отдельные ранние вещи. Таковы, например, своеобразные бронзовые гири в виде массивных дисков с иероглифическими надписями. В 1953 году в одной из случайно вырытых канав на площади бывшего гарнизонного сада нам удалось обнаружить на глубине около метра древний культурный слой, очевидно, бохайского времени, в котором найдены обломки фарфоровых чаш, сходные с танскими фарфоровыми изделиями, каменный диск с иероглифом и обломки серой глиняной посуды, изготовленной на гончарном круге.

Что касается дальнейших исследований бохайских памятников-Приморья, то первый из храмов, остатки которого раскопаны Э. В. Шавкуновым, стоял посреди живописной долины реки Кроуновки, в 3 — 4 км к юго-западу от села Кроуновки Уссурийского района, на одинокой небольшой сопке Копыто, сложенной базальтом. Храм этот, по словам Э. В. Шавкунова, представлял собой небольшое сооружение с двух- возможно, трехъярусной четырехскатной крышей, крытой черепицей».

Верхний ярус имел, как думает Шавкунов, пирамидальную форму. Снаружи храм был огражден невысокой стеной, сложенной из плит базальта. Стена эта, как и сам храм, была ориентирована по Полярной звезде. Вход в храм находился с северной стороны и представлял собой три ступеньки из плит базальта, выломанного из той же скалы, на которой был построен храм. Декоративная стена храма была украшена сверху желобовидной облицовкой из керамических плит, орнаментированных налепным растительным узором в виде кустиков со спиралевидными завитками на концах веток. Внешняя часть базальтовой стены снизу была покрыта слоем белой известковой обмазки.

Храм с его блестящей под лучами солнца стеной выделялся на темно-зеленом фоне окружающих сопок, нужно думать, как и теперь, покрытых лесом, а также пашнями бохайцев. Второй храм бохайского времени, раскопанный Шавкуновым, находился поблизости от первого, на пологом северном склоне Абрикосовой сопки. Абрикосовский храм, как и первый, был окружен стенкой, сложенной из камня. Сам храм покоился на невысокой искусственной платформе и был ориентирован парадной стороной на северо-запад. Входы находились на северо-западной и на юго-восточной сторонах, храма.

Абрикосовский храм стал жертвой пожара. Благодаря этому удалось проследить интересные остатки конструкций стен, имевших деревянную основу и обшитых тростниковыми фашинами или циновками. Последние были обмазаны глиной с примесью мелко нарезанной соломы, а затем покрыты штукатуркой. Штукатурка, в свою очередь, была покрашена краской цвета слоновой кости и расписана цветным узором с элементами меандра и плетенки.

Внутри храма стояли колонны: десять колонн были расположены в два параллельных ряда по одну сторону сквозного прохода и десять колонн в том же порядке — по другую. Кроме того, по одной колонне стояло напротив центральной части обоих входов. Над храмом возвышалась двухъярусная кровля, более богато украшенная по сравнению с крышкой Копытинского храма: на ней возвышались глиняные фигуры, фантастических чудовищ-шуби.

Вокруг храмов и внутри их оказались, кроме множества черепиц, обломки типично бохайских сосудов, покрытых трехцветной поливой, мелкие архитектурные детали, в том числе фрагменты драконов, различные металлические изделия и, что особенно интересно, фрагменты культовых скульптур. В последних З. В. Шавкунов видит такие же, как в Дунцзинчэне, изображения буддийских божеств-бодисатв и самого Будды. Есть также фрагмент лица грозного божества-хранителя с широко оскаленным ртом и раскосыми глазами.