Особенности отделки храма

Черепица в этом храме, как и в первом, типично бохайская, в виде розеток, условно передающих священный цветок буддизма — лотос.

По соседству с храмами, как полагает Шавкунов, имеются остатки разграбленных захоронений бохайского времени, представлявших нечто вроде курганов из дикого камня, базальта.

Не менее интересен еще один памятник бохайского времени — городище у села Краскино. Первым его открыл и датировал бохайским временем Палладий Кафаров. Как полагал Кафаров, Краскинское городище представляет собой не что иное, как остатки укрепленного бохайского морского порта. По мнению Э. В. Шавкунова, здесь находился центр бохайской префектуры Янь, название которой уцелело до нашего времени в наименовании реки Яньчихе. Отсюда в бохайские времена, согласно письменным источникам, начиналась морская дорога в Японию. В плане Краскинское городище имеет вид неправильного круга с тремя въездами — на севере, востоке и юге. Въездные проемы городища блокировались специальными защитными выступами.

О высоком уровне инженерно-оборонительного мастерства бохайцев наглядно свидетельствуют укрепления на сопке Мраморной в районе бухты Рудной и на Круглой сопке в Анучинском районе. На последней, как пишет Э. В. Шавкунов, находился «один из крупнейших ремесленных центров Бохая», о чем свидетельствуют найденные там при разведочной шурфовке следы литейного производства и металлические изделия.

Основным занятием жителей Бохая служило земледелие. Население Бохая возделывало гаолян, бобы, хлебные злаки, разводило домашний скот, занималось различными промыслами, в том числе охотой, рыболовством и добычей морской капусты. Бохайцы занимались также и торговлей в достаточно широких по тому времени масштабах. В соседних странах высоко ценилась бохайская пушнина: шкуры соболей, горностаев, оленей, тигров и медведей. Интересна одна деталь, касающаяся семейных отношений бохайцев и свидетельствующая о самостоятельности и видном общественном положении женщин. Они, говорят летописи, были храбры и ревнивы. Рассказывается, что женщины в Бохае «заключали союзы в десять и больше человек для шпионства за мужьями, не позволяя последним заводить наложниц. Женщина, не ревновавшая своего мужа, была в общем презрении».

Классовая структура Бохайского государства и социальные отношения в нем недостаточно ясны. Известно, однако, что в Бохае были рабы. О наличии рабов свидетельствуют сообщения китайских летописей, рассказывающих о том, как послы Бохая привозили с собой рабов и рабынь. Так, однажды бохайские послы в годы Дали (776 — 779) доставили к китайскому двору 11 японских танцовщиц. В 925 году бохайцы привезли в Китай в виде дара императору молодых рабов обоего пола. Рабы появились в результате грабительских походов бохайцев на северные племена, на Японские острова, в Корею и Ляодун. Стремлением приобрести рабов объясняются, вероятно, и набеги бохайцев на соседние страны. В государственных рабов, как и в Китае, могли обращать также преступников, которых власти использовали на различных общественных работах, требовавших большого и изнурительного труда, например, при сооружении дорог, укреплений, в рудниках и каменоломнях.

Вместе с тем следует полагать, что в Бохае существовали феодальные формы эксплуатации основной массы непосредственных производителей — крестьян. В этом отношении большой интерес представляют так называемые «бесфамильные», о которых упоминают письменные источники. К «бесфамильным» относились в Бохае, должно быть, бохайские крестьяне, а также ремесленники, отделенные, высокой сословной стеной от аристократии, гордившейся своим происхождением, своим «богатством», к которым относились аристократические роды Гао, Чжан, Ян, Доу, У, Ли.