Угунай и его военная мощь

В то же время, сделавшись цзедуши (тайши), Угунай все же постепенно ввел в своем роде «чиновничьи классы и основные законы». Стремясь усилить военную мощь своих родов, Угунай предпринял меры к улучшению вооружения. Летопись рассказывает об этом: «у диких нюйчжей в древности отсутствовало железо. Были торговцы, приезжавшие из соседних государств с военными доспехами. Всеми средствами и высокой ценой вели торговлю с ними... Вследствие того, что приобрели много железа, починили луки, стрелы и приготовили вооружение, военная сила постепенно возросла».

В деятельности Угуная, как она описывается в летописи, есть и еще одна характерная черта, рисующая его как типичного военного вождя той поры, которую Энгельс называл, вслед за Морганом, высшей ступенью варварства.

Летописи рассказывают, что Угунай «в отношении людей был добрым и всеобъемлющим... Отказывался от богатства, деля между людьми пищу, и одежду, и не было у него скупости. Если люди не повиновались ему, также не вспоминал». Так, однажды некий «бунтовщик» заявил людям Угуная: «Ваш князь Холо. Холо я могу поймать. Возможно ли, чтобы я склонился перед Холо». Холо, название птицы, — обидное прозвище Угуная, которое было дано ему недоброжелателями за то, что он был жаден к вину и сладостям, часто напивался и наедался более положенного, а также с излишеством предавался любовным утехам. Но Угунай не обиделся на этого бунтовщика и на остальных, а напротив, щедро одаривал таких хулителей. «Люди вследствие этого верили ему и легко подчинялись».

Угунай умер в 1074 году после удачного похода на племя мон-янь, которое под предводительством своего вождя восстало против киданей. В дальнейшем преемники Угуная, его сыновья, продолжали, хотя и с переменным успехом, дело объединения чжурчжэней. Большим препятствием в этом была межплеменная борьба и постоянные раздоры среди господствующего рода чжурчжэней.

Междоусобная борьба началась сразу же после смерти Угуная. Перед смертью он завещал, чтобы из его сыновей именно Хэлибо стал вождем чжурчжэней, а не Бахэй. Бахэй, поддерживаемый своими родичами, поднял племена против Хэлибо.

«Когда унаследовал должность, — говорится в истории чжурчжэней о Хэлибо, — внутренние и внешние разбойники объединились и превратились во врага». В народе сторонники Бахэя агитировали: «Кто хочет жить, пусть присоединяется к Бахэю, а кто хочет умереть, пусть присоединяется к Хэлибо и Полашу». Чжурчжэньские племена пришли в смятение и разделились на два враждебных лагеря. Однако Хэлибо после напряженной и кровопролитной борьбы все же взял верх над врагами.