Хэлибо и его военная деятельность

Когда были даны условленные сигналы, Хэлибо без лат, в одном только ватном халате, с засученными рукавами, во главе своих войск ворвался во вражеский лагерь. Цыбуши напал на врага с тыла. Удар был сокрушительным, и враги понесли поражение: «убитых было, как поваленной конопли. Вода в реке По доту покраснела. Брошенные телеги, доспехи, лошади, скот и военное снаряжение были захвачены ими». Хэлибо, считая победу даром неба, приказал прекратить преследование разбитых войск.

Эта победа заставила покориться Хуаньби и Саньда. Но враги, еще оставались и они продолжали воевать с Хэлибо. Хэлибо нанес ряд поражений войскам предводителей непокорных племен Бэйная, Учуна и Омухая (Вомоуханя). Бэйнай, Лапэй и другие вожди этих племен были переданы киданям. Во время борьбы был осажден и взят войсками Хэлибо город Омуханя. Сам Омухань бежал, а город со всеми жителями достался победителям. В присутствии ляоских послов Хэлибо решал судьбу побежденных, в то время как народ стоял на коленях. Вдруг из толпы выскочил человек с длинным ножом и крикнул ему: «Ты не убьешь меня». Киданьские послы и приближенные разбежались, но Хэлибо, не изменившись в лице, схватил этого человека за руку и сказал ему: «Я не убью тебя». Затем велел казнить этого человека,, а разбежавшихся приближенных приказал наказать за трусость. «Его мужество и бесстрашие было таково» — говорит летопись.

Таким образом, борьба за подчинение ранее свободных чжурчжэньских племен, которую вел Хэлибо на всем протяжении своего правления, кончилась его победой. Враги, потерпевшие поражение в открытой борьбе, все же не хотели примириться с создавшимся положением. Они пытались даже подослать к нему наемных убийц, но безуспешно. Хэлибо умер в 1092 году, достигнув того, к чему стремился, — власти над рядом чжурчжэньскнх племен.

После Хэлибо место цзедуши получил его брат Полашу. При Хэлибо он вел все дела с киданями, так как хорошо знал «политику и обычаи Ляо». История чжурчжэней передает при этом любопытную деталь, касающуюся сношений чжурчжэней с киданьскими чиновниками: «всегда при изложении какого-нибудь дела ляоские чиновники заставляли (чжурчжзньских послов) далеко стоять и докладывать, передатчики передавали. Часто передатчики передавали неправильно. Оуцзун (Полашу) сам хотел пройти вперед, изложить им несправедливости. Первоначально не говорил верно передатчикам. Передатчики колебались, ничего не могли сделать, подвели вперед и заставили самому изложить все дело. Поэтому при помощи бирок из дощечек и камешков проверил дело и изложил его. Слушавшие чиновники были удивлены, спросили причину. Он очень вежливо ответил: «Невоспитан и некультурен, поэтому и поступил так». Чиновники приняли это за правду и повторно не подозревали его. Таким образом, все просьбы были по его желанию» (исполнены).