Двойная политика Ингэ

Таким образом, Ингэ продолжал старую двойную политику своих предшественников по отношению к Ляо. Он всячески стремился показать себя лояльным сторонником и вассалом императора киданей, а вместе с тем, пользуясь поддержкой ляосцев, втайне усиливал свою власть над другими племенами чжурчжэней и наращивал, в противовес киданям, военную мощь.

С этой силой стала считаться и соседняя Корея: при Ингэ с ней были впервые установлены дипломатические связи. Что же касается отношений с другими чжурчжэньскими племенами и устройства внутренних дел, то, если верить истории чжурчжэней, Ингэ удалось окончательно преодолеть центробежные силы древнего племенного строя и подчинить непокорные племена. Ингэ начал с того, что отменил племенные «значки». «Произвольно устанавливаемые значки поставил в зависимость от закона. Начиная с этого времени, приказы и распоряжения весь народ слушал и не сомневался... В конце концов умиротворили всех отколовшихся и управляли при помощи законов племени». Это значит, что Ингэ заменил выборных старейшин своими уполномоченными и тем самым впервые заложил основу централизованного управления чжурчжэньскими племенами. Ингэ умер на двенадцатом году своего правления, в 1103 году.

При его преемнике, Уясу, старшем сыне Хэлибо, крепнущее объединение чжурчжэньских племен выдержало серьезное испытание — ожесточенную, но, к счастью для него, кратковременную борьбу с корейцами. Уясу был вначале с корейцами в хороших отношениях, но потом начались расхождения, которые не смогли уладить мирным, дипломатическим путем. Причиной расхождений, по-видимому, было стремление Уясу подчинить пограничные с корейцами племена по рекам Субинь и У. Первыми отказались подчиниться Уясу племена реки У, которые перешли на сторону корейцев. Цзинь-ши рассказывает, что чжурчжэньский полководец разбил корейцев и «успокоил пограничное население». Но затем произошли новые события по реке Субинь (Раздольная): народ на реке Субинь не слушался приказаний. Вождь племени Ханьго не пожелал явиться и выразить покорность, когда Уясу послал своих представителей, чтобы «собрать всех начальников и наставить их». Племена Вачжунь и Чжидэ явились, но затем «прибывшие опять убежали». Полководцы Уясу начали громить непокорных. Разгорелась кровопролитная война. В борьбу вмешались корейцы, которые, не желая выдавать убежавших к ним, построили девять крепостей, напротив которых чжурчжэни Уясу возвели девять своих крепостей.

При Уясу, на седьмом году его правления, в стране чжурчжэней был неурожай. Голодающие стали разбредаться в разные стороны, начались разбои и воровство. Аристократия чжурчжэней и богатые люди пытались ввести смертную казнь за воровство, но это им не удалось. Взамен смертной казни было приказано брать штраф за украденное, превышающий в три раза стоимость украденного, но и это не помогло. Голодающие продавали жен и детей в рабство богачам. В конце концов все платежи были отсрочены на три года, и народ успокоился.

Уясу умер в возрасте 53 лет, на одиннадцатом году своего правления. Завершение борьбы за единство чжурчжэней выпало на долю внука Угуная, Агуды, который прославился своими военными подвигами. Мальчиком, еще при жизни своего отца, Агуда участвовал в битвах и однажды был ранен. Предание рассказывает, что отец взял раненого Агуду на колени и, лаская, сказал: «Если вырастет это дитя, я буду избавлен от всех забот».

Агуда вскоре стал лучшим стрелком племени, выпуская без промаха одну стрелу за другой в летящих птиц. Своим искусством стрельбы он поразил послов Ляо, выстрелив в цель на 320 шагов, чего не смог сделать никто другой. В 23 года Агуда шел в битвы без шлема и без лат, чем поражал окружающих.