Деятельность Агуды

Как рассказывает легенда. Уясу перед смертью видел во сне волка, в которого было выпущено множество стрел, но ни одна стрела не ранила его. Агуда же прострелил волка с одного выстрела!

В образе этого легендарного волка, по-видимому, подразумевалась империя Ляо, которую и ниспроверг затем Агуда. Если предки Агуды приспособлялись к политике Ляо и раболепно услуживали ляоским императорам, то он решил открыто выступить против них. Иного пути не было, так как кидани, издавна считавшие, хотя и без достаточных к тому оснований, чжурчжэней своими подданными, стояли на пути к их государственной консолидации, и борьба была неизбежна — решительная борьба не на жизнь, а на смерть.

Агуда бросил вызов императору Ляо в 1112 году во время торжественного собрания киданьской знати и князей подвластных империи племен, по случаю ежегодного празднества Первой рыбы. Праздник этот устраивался на льду реки. В нем прорубали лед и удили рыбу. Затем, во время пира, вожди зависиглых племен должны были по очереди плясать перед императором, выражая тем самым свою покорность. Этот древний ритуал, унизительный для вождей покоренных и зависимых племен, был своеобразным триумфом киданьских властителей и проводился с большой пышностью при стечении толп народа, в праздничной обстановке.

Летопись рассказывает, что император киданей во втором месяце 1112 года выехал в префектуру Чунли остановился на реке Хунтун, где и состоялось празднование Первой рыбы. Вожди диких нюйчжи, живших в тысяче ли за границей, пришли на аудиенцию к нему в согласии со старым обычаем. Случилось, что в это время был устроен праздник Первой рыбы. Когда достаточно выпили, император влез на повозку и приказал всем вождям, одному за другим, плясать. Агуда отказался сделать это, ссылаясь на неспособность плясать. Разгневанный неповиновением Агуды полупьяный император Ляо снова приказал ему плясать. Но Агуда, стоя перед императором и глядя ему в глаза, снова отказался. Вызов был брошен.

Начиная борьбу с империей Ляо, Агуда, конечно, рассчитывал не только на свои собственные силы, но и на глубокую ненависть к киданям подвластных им многочисленных народов. Важным мероприятием Агуды, снискавшим ему широкую популярность среди народа, была отмена долгов и долгового рабства.

В 1114 году он приказал войскам ковать оружие, укрепить и закрыть важнейшие проходы в горах, усилить обороны крепостей и быть готовыми к борьбе против киданей, император которых Тяньцзо (1011 — 1125) вел беспечную жизнь и не интересовался делами государства. Поводом для войны послужили, во-первых, факты насилия киданьских послов, ездивших по Соколиной дороге к морю, а во-вторых, бегство к киданям «взбунтовавшегося» против Агуды племенного вождя Асу.

Агуда собрал на реке Лалинь 2500 воинов и разбил на границе выступивший против него киданьский отряд. Император киданей, сначала не придававший значения усилению Агуды, после битвы на реке Лалинь понял, какая опасность грозит империи. За первым поражением киданей последовали новые. Разбив киданей на реке Лалин, Агуда подошел к киданьскому городу Нанцзянчжоу, который находился на восточном берегу реки Кутуньцзяна, к северу от современного Гирина. В 1114 году Агуда взял этот город, а затем одержал победу на той же реке над отборными войсками Ляо во главе с главнокомандующим министром Сяо-фын-сянем.

Рассказывается, что перед сражением Агуда воззвал к небу и земле и перечислил обиды, которые ему нанесли кидани. Затем он обратился к своему войску со словами: «Если вы будете храбро драться, то рабы станут свободными, свободные — начальниками, начальники получат высший ранг». Кончив речь, говорит легенда, Агуда выстрелил из лука, пламя выбилось из-под его ног и загорелось на копьях воинов чжурчжэней.

Кидани были разбиты. Растерявшийся император Ляо простил бежавшие с поля боя войска, но это только способствовало дальнейшей деморализации ляоской армии, увидевшей, что выгоднее капитулировать и отступать, чем сражаться. Узнав, что киданьские войска разбиты, племена северо-восточных областей империи поспешили отколоться от ненавистных им угнетателей и перешли на сторону Агуды. Перешел к «ему и князь Ха, который заведывал у киданей всеми войсками востока. У Агуды вскоре оказалось 10 тысяч воинов, и он в начале 1115 года принял императорский титул, а свою династию назвал Цзинь («Золотая» династия), по-маньчжурски Айжинь, в отличие от «железной» династии киданей Ляо.