Разрушение империи киданей

Таким образом, в течение одного десятилетия чжурчжэни под предводительством Агуды разрушили грандиозную империю киданей, простиравшуюся от Тихого океана до Керулена и располагавшую мощной армией. «Сколь громко было возвышение киданей, столь же внезапно совершилось и их падение, когда нюйчжисцы свободно проникли внутрь их владений и от одного их крика распалось здание их монархии», — говорится в «Ляо-ши» о бесславном конце «железной» династии.

Агуда умер в 1123 году, оставив после себя огромную империю. В состав Цзиньского государства входили Маньчжурия, Северный Китай и значительная часть Монголии.

Агуду наследовал его младший брат Укимай (1123 — 1135 годы), который расширил границы государства на юг до старого устья реки Желтой. Завершая разгром киданей, он захватил в 1125 году последнего императора Ляо. При Укимае произошел пограничный инцидент с корейцами, которые захватили два чжурчжэньских судна, экипажи которых ловили тюленей и соколов у берегов Кореи. Но Укимай оставил его без внимания.

Иначе сложились отношения с Китаем. Конфликты с Китаем начались у чжурчжэней при Агуде. Агуда сначала возвратил сунской династии часть китайских земель, Пекин и подчинявшиеся ему шесть округов, захваченных киданями. Сунский двор взамен обязался платить чжурчжэням 400 тысяч связок монет, которые он выплачивал раньше киданям, и сверх того еще 100 тысяч связок, отправлять посланников для поздравления чжурчжэньского императора в новый год и в день рождения, а также открыть регулярную торговлю.

Вступив на престол, Унимай начал наступление на Северный Китай. Один его полководец, Чжаньмоха, вышел из Юньчжоу и окружил главный город провинции Шаньси, Тай-юань. Другой полководец чжурчжэней, Ханьлибу, вышел из Пиньчжоу и напал на Пекин. Вскоре чжурчжэни овладели Пекином с прилегающими к нему уездами. С падением Пекина им открылась дорога и дальше в глубь Китая. Потрясенный катастрофой, сунский император Хой-цзун (1101 — 1125) отказался от престола в пользу сына. Войска Ханьлибу двинулись к столице Сунской империи Ло-яну. Китайские войска при их приближении разбежались без боя. Мост через Хуан-хэ был сожжен, но чжурч-жэни переправились через реку на лодках и затем взяли Хуан-чжоу. Затем чжурчжэни окружили столицу Бянь (современный Кай-фын-фу) и продиктовали сунскому двору свои условия мира. Сунский император должен был отныне признать себя стоящим ниже чжурчжэньского императора и именовать властителя чжурчжэней дядей, а себя племянником.

Китайцы должны были отдать цзиньцам три пограничных чжэня, то есть ведомства, включившие почти всю провинцию Шаньси и Чжи-ли — вплоть до Хуан-хэ и выплатить огромную контрибуцию: 5 миллионов лан золотом, 50 миллионов лан серебром, 10 тысяч голов скота, 1 миллион кусков шелковых тканей.

Сунский двор согласился на все. Как ни старались китайские чиновники обобрать жителей столицы, они собрали только 200 тысяч лан золота и 4 миллиона лан серебра. Тем временем их 200-тысячное войско направилось против 60 тысяч чжурчжэней. Узнав об этом, Хань-либу потребовал отставки китайских полководцев, и сунский двор пошел на это. Ханьлибу, забрав все, что удалось собрать в китайской столице сунским чиновникам в счет контрибуции, двинулся в обратный путь.

Китайский двор, но словам В. П. Васильева, «отпраздновал удаление цзиньцев как победу», однако другой чжурчжэньский полководец, Чжаньмоха, решил, что условия, на которых Ханьлибу заключил мир, не удовлетворяют его и вновь двинулся на 'Китай. Сунский двор направил против него свои войска. Чжаньмоха сначала отступил перед ним. Но вскоре китайские войска были разбиты под Тай-юанем и рассеялись, а оба чжурчжэньских полководца вновь двинулись на Китай. Пал Тай-юань. Сунский двор пришел в такой страх, что вообще запретил нападать на чжурчжэней и собирать войска в столице, чтобы не вызывать гнева врага.