На параходе до Уральска

После впадения в Урал Сакмары он стал многоводнее, по нему уже могут ходить пароходы. Однако пароходство на Урале организовано только при Советской власти. В дореволюционное время организация пароходства на Урале была сопряжена с большими трудностями. Дело в том, что уральское казачество поставило выше города Уральска специальное заграждение—«учуг» для того, чтобы красная рыба, идущая с низовья реки, не проходила дальше. Учуг был снят только в 1919 году. Первое движение судов на реке Урале относится к 1872 году, когда 9 барж, загруженных хлебом, пришли в Уральск из Березовской станицы, находящейся в 120 километрах к северу от Орска.

В 1880 году купцами Ванюшиными был построен небольшой, 25-сильный, буксирный пароход, который на участке Уральск—Оренбург сделал 4 рейса и перевез до 30 тысяч пудов хлеба. Пароходное сообщение просуществовало всего два года и вследствие нерентабельности было прекращено. В 1914 году в Уральске был спущен на воду пароход «Уралец» мощностью в 35 лошадиных сил, доставленный с большим трудом из Саратова. Однако «учуг» по-прежнему стоял на пути, не давая возможности спуститься до Каспийского моря. Фарватер на участке Оренбург—Уральск, где делал свои рейсы «Уралец», оставался совершенно необорудованным. Поэтому в этом же году пароходное сообщение было прекращено. Прекращению судоходства немало способствовало, как и прежде, сильное противодействие казачьего управления, которое специальным договором обязывало пароходство «не пугать жителей и рыболовов громкими свистками, не иметь на пароходе нефти и керосина, не ловить рыбу даже удочками». Таким образом, первый опыт пароходного движения по реке Уралу относится к участку Уральск — Оренбург, хотя судоходные условия реки были гораздо лучше на участке Уральск — Гурьев.

В 1924—1925 годах Волжское пароходство перебрасывает на Урал несколько пароходов и баржей и организует пассажирское движение от Уральска до Гурьева. В 1931 году открывается движение на плесе Уральск—Илек, а в 1932 году — на плесе Илек—Чкалов. Отправимся на пароходе или на моторной лодке вниз по Уралу — от Чкалова до Уральска. Кто совершал такое путешествие, тот навсегда сохранит о нем самые яркие воспоминания. Сразу же за горой Маяк по обоим берегам Урала начинается лес, который тянется на десятки километров. Почти над самой водой склонились ветвями вербы, за ними зеленой стеной стоят высокие стройные тополи, осокори, вязы. Красивы берега Урала в закат яркого солнечного летнего дня. На реке тихо-тихо. Только на перекатах и мелях чуть-чуть рябит вода да изредка, гоняясь за мелкой рыбой, поднимет брызги щука или, играючи, выскочит почти весь из воды сазан. Иногда, стремительно касаясь поверхности воды, пронесется, чайка, выискивая себе на ужин мелкую рыбешку.

Перекатов немного, но они причиняют много неприятностей капитанам пароходов. В некоторых местах ветви деревьев достигают окон каюты. По берегам Урала, а также по пригоркам в изобилии растет ежевика, закрывая своими колючими гибкими ветками поверхность земли. У села Чернореченского правый берег становится гористым и. безлесным. Урал теперь омывает южные склоны холмов Общего сырта. На левом берегу раскинулись обширные луга. В двух-трех: километрах пароход проходит мимо большого районного центра Краснохолма, о близости которого можно судить по рыбакам, сидящим на берегу с удочками.

Село Рассыпное. Река делает огромную петлю, и когда спустишься вниз по течению на несколько километров, опять видишь село. После Рассыпного Урал раздваивается, образуя остров, длиной до 10 километров и шириной до 5 километров. Почти прямолинейное узкое русло реки создает впечатление, что пароход идет по каналу. Деревья располагаются рядами. Самые высокие стоят в 20—25 метрах от берега. Высокие деревья чередуются с кустарником и густым подлеском. За лесом расстилаются богатые растительностью заливные луга. На левом берегу вырисовывается село Илек. Песчаные отмели перемежаются с крутыми ярами, у которых пенится вода, кипит воронками, глубокими омутами. После с. Рубежного сплошная полоса пойменных лесов кончается. Теперь по берегам встречаются лишь отдельные группы: деревьев. А за Иртеком, правым притоком Урала, леса встречаются еще реже. Зелень пойменных лугов часто сменяется неприглядной картиной песков.

«За Иртеком пошли опять переносные пески... Из сумрака выползали отовсюду, точно стаи гигантских ужей, песчаные увалы и барханы — все гуще и выше. Степная дорога прижалась к речке, осторожно сочившейся между зелеными камышами к недалекому Уралу, но пески настигали ее здесь, затесняя в узкую лощину. — Меня поразили причудливые силуэты нескольких осокорей, странно рисовавшихся на озаренном луною небе. Они спокойно выросли над речкой под защитой слежавшихся песчаных холмов, а теперь, по странному капризу разрушительной силы, холмы снимались с места. Вершины их точно дымились в лунном свете, с разработанных ветром боков, шипя, несся тонкий песок, и бедным осокорям пришлось первым выдерживать их натиск. Из-под них уже выдуло почву почти на два аршина, и корни, странно искривленные и обнаженные, — судорожно хватались за ускользающую землю». Так описывал это место В. Г. Короленко, посетивший Урал в 1900 году.

Кончается Чкаловская область. Урал вступает в пределы Казахстана. Еще около тысячи километров будет течь он бескрайной казахской степью, пока достигнет Каспийского моря. Около г. Уральска он резко изменит свой путь в меридиональном направлении. Около 50-й параллели горизонт воды в нем опустится ниже уровня моря, а ближе к Каспию по обоим берегам его будут сплошной стеной стоять, густые заросли камыша. Заканчивает Урал свой путь, вливаясь в Каспийское море, около г. Гурьева — центра Урало-Эмбинского нефтепромыслового района. Пройдет немного лет, и еще больше изменится облик приуральских областей. Несметные богатства Урала будут поставлены на службу нашей Родины. Задымят новые домны, поднимутся ввысь тысячи нефтяных вышек. Вступят в строй новые фабрики и заводы. А когда на Урале и его притоках будут построены крупные водохранилища, значение его, как важной водной магистрали, неизмеримо возрастет. Это в свою очередь окажет благотворное влияние на дальнейшее развитие сельского хозяйства. В связи с вовлечением в сельскохозяйственное производство целинных и залежных земель возрастет сеть машинно-тракторных и животноводческих станций. В этих условиях внедрение на полях колхозов и совхозов комплекса агротехнических мероприятий обеспечит получение высоких и устойчивых урожаев всех: сельскохозяйственных культур. Будут еще быстрее расти промышленные города, а деревни превращаться в благоустроенные красивые поселки. И наша область, как и другие уральские области, станет еще богаче и краше.