Энтузиаст уральского краеведения

Любовь к родной кунгурской земле пришла к Александру Николаевичу Щеколдину задолго до того, как он приобщился к беспокойному племени уральских следопытов. Он полюбил ее как хлебопашец, которому сызмальства довелось на ней немало потрудиться.

Александр Николаевич Щеколдин родился 3 марта 1910 года в деревне Заозерье Рождественской (Каширинской) волости Кунгурского уезда, в многодетной малообеспеченной крестьянской семье. После смерти отца в семье Щеколдиных осталось четырнадцать человек. Опора семьи — старший брат Михаил погиб в боях при освобождении Урала от Колчака. За кормильца стал Александр, которому тогда не исполнилось и десяти лет. А тут новая беда: в голодный 1921 год пожар лишил Щеколдиных всего хозяйства.

Пошел Саша учеником к сельскому сапожнику. Пока подрастали младшие, зимами занимался ремеслом, а весной возвращался к земледелию. Недостаток в школьных знаниях пришлось восполнять уже потом, разными путями.

В Кунгуре, куда семья переехала в конце 20-х годов, Александр поступил на завод. Отсюда по комсомольской путевке был направлен «базовиком по ликвидации неграмотности» в Каширинский сельсовет. Активно участвовал там в организации колхозов. Затем учился на областных курсах партийного и советского строительства.

Вернувшись в Кунгур, работал в райисполкоме. По решению партийной фракции снова направлен на работу в село. В двадцать два года возглавлял Комаровский сельский Совет.

1933 —1934 годы — служба в армии. Потом снова советская и партийная работа. Началась Великая Отечественная война. A. H. Щеколдин рвется на фронт. С 3 июля 1941 года он — воин-доброволец одной из дивизий, сформированных на Урале. Участник тяжелых оборонительных боев, битвы под Москвой.

На подразделение гвардейских минометов, где воевал A. H. Щеколдин, обрушился шквал вражеского огня. Сержант-наводчик в тяжелом состоянии был вынесен с поля боя. Врачи настаивали на длительном отдыхе, но Александр Николаевич добился своего — вернулся в строй. Участвовал в боях на Орловско-Курской дуге, в освобождении Румынии, Венгрии, Австрии, Чехословакии.

В 1946 году после демобилизации старшина A. H. Щеколдин вернулся в родные края. Он работает заведующим детдомом, директором одного из кунгурских предприятий, в горисполкоме.

— Еще в юности, — вспоминал Александр Николаевич, — привлекли меня природа и люди нашего края. Делал кой-какие записи, старался побольше запомнить из того, что слышал от бывалых людей.

Нет, не случайно, едва оправившись от тяжелой болезни, согласился он в мае 1957 года взять на себя руководство Кунгурским краеведческим музеем. По существу ему пришлось заново создавать этот важный центр научной и идеологической работы.

В канун 40-летия Советской власти музей принял своих первых после долгого перерыва посетителей. В экспозиции нашли отражение дела и люди многих предприятий и учреждений города и села. Ценными материалами обогатились фонды музея. Но еще ценнее для дела, для будущего было то, что вокруг музея сплотился и ныне плодотворно действует широкий актив. В совете музея, в его секциях сотрудничают люди разных возрастов и интересов. На предприятиях и в учебных заведениях района действуют народные музеи — своего рода филиалы городского.

Трудно уложить в немногие строки рассказ о многообразной деятельности Кунгурского музея за последние годы. А это по праву был бы рассказ о его руководителе — A. H. Щеколдине, о том, что он оставил людям. Осталась его обширная переписка со многими людьми, к которым он обращался в неутомимом краеведческом поиске. Остались публикации в местных газетах, в «Календаре-справочнике Пермской области», в сборниках «На Западном Урале», «Революционеры Прикамья» и других изданиях, осталась его последняя работа, потребовавшая немалых усилий, — книга «Из летописи земли Кунгурской».

Остались... Да, рано оборвалась жизнь Александра Николаевича Щеколдина. Он скончался 16 февраля 1969 года. Все знавшие A. H. Щеколдина надолго сохранят память о нем — жизнелюбце, упорном труженике, душевном человеке, настоящем краеведе-энтузиасте.