Формирование цивилизации

Наконец, третья проблема связана с вопросом о формировании цивилизации в собственном смысле этого слова, то есть классового общества и государства. В 1 тысячелетии до н. э. племена Приморья и Приамурья уже были полностью оседлыми земледельцами, широко использующими железные орудия труда и предметы вооружения. Это был важнейший скачок в развитии производительных сил. Как писал Ф. Энгельс «все культурные народы переживают свою героическую эпоху — эпоху железного меча, а вместе с тем железного плуга и топора». Именно с помощью железного топора древние племена Дальнего Востока могли начать в широких масштабах расчистку таежных зарослей под посевы и строительство. Плуг с железным лемехом с запряженным конем в несколько раз повышал эффективность земледельческого труда. Недаром в это время начинается освоение районов с плодородными и легко используемыми землями. На этой основе усиливается процесс социального расслоения общества — в V—VI веках до н. э., по свидетельству письменных источников, в местном обществе выделяется прослойка «богатых людей», распространяется домашнее рабство, а племенные вожди приобретают все большую силу и независимость, противопоставляющие их рядовым соплеменникам. Недаром те же китайские летописцы постоянно сетуют на вторжение воинственных соседей с северо-востока — все это способствовало возрастанию роли удачливых военных предводителей, окруженных преданной дружиной. Завершением этих процессов явилось образование в VII—X веках н. э. государственного объединения Бохай, в рамках которого родоплеменное деление сменяется административной организацией с делением страны на округа, префектуры и уезды. Центрами округов становятся крупные поселения городского типа. К ним относится, например, городище на месте г. Уссурийска, с мощными укреплениями, остатками монументальных строений с каменными колоннами и фигурной черепицей. Остатки монументального буддийского храма открыты и в долине реки Кроуновки. Эти величественные строения, требовавшие большого труда и затрат, были своего рода престижными стройками молодого государства, своего рода земным утверждением его. силы и величия, подобно шумерским зиккуратам или египетским пирамидам. В этой связи особый интерес представляет распространение в Бохайском государстве буддизма. Как идеология, сложившаяся в условиях раннеклассового общества и городской культуры, буддизм, видимо, наиболее подходил для правящего класса молодого государства. Особенно благоприятную почву для своего распространения буддизм нашел в Японии в IV—VII веках н. э., когда там происходил процесс формирования местной государственности. Во всяком случае, изучение роли городов, городской культуры, городской идеологии в формировании ранних классовых обществ и государств имеет первостепенное значение. Конкретная культурная или этническая окраска этих явлений каждый раз, в том числе и в государстве Бохай, имеет свою специфику, что, однако, лишь подчеркивает общий детерминизм исторического процесса.

Множество других важнейших вопросов и проблем затронуто в книге А. П. Окладникова и А. П. Деревянко, где научный поиск и смелые гипотезы представляют собой одни из интереснейших страниц. В определенном смысле труд этот представляет собой итог полуторавековых изысканий в области истории и археологии Дальнего Востока. Но по самому творческому духу всего исследования последнее не закрывает печатью непогрешимого авторитета проблемы и загадки прошлого, а открывает пути их решения и дальнейшей разработки. Вновь и вновь будут наступать полевые сезоны разведок, раскопок и открытий, и все новые стороны жизни и быта древних людей будут описываться в сокровищницу мировой истории. Таков наступательный дух советской исторической науки, таков характер энергичного дарования авторов книги.