Заметка об исследованиях

В своей краткой заметке об исследованной в 1880 году раковинной куче и найденных в ней вещах Янковский не только четко описал эти находки, но и высказал ценные соображения об образе жизни людей, оставивших раковинные кучи на берегу Амурского залива. Он впервые выдвинул ряд вопросов, которые стоят и перед современными археологами: о форме хозяйства людей времени раковинных куч, характере их поселений, возрасте этой культуры и ее отношении к культурам других территорий.

Основным занятием людей этого времени, по мнению Янковского, было собирание съедобных моллюсков, рыбная ловля и охота, о чем, кроме раковин и костей диких животных, свидетельствовали каменное грузило с желобком для привязывания и позвонок молодой акулы. «Что люди каменного периода более предпочитали жить на морском берегу, чем внутри страны, — это доказано давно и просто объясняется тем, что море своим богатством органических продуктов обеспечивало их быт надежнее, чем охота за зверями, которая при таком ненадежном оружии, каким могли пользоваться охотники, была полна случайностей и разочарований. В данном случае это подтверждается тоже и по процентному содержанию костей ко всей массе раковин; видно, что эти последние составляли насущный хлеб приморского жителя каменного периода, а продуктами охоты он лакомился лишь изредка». Янковский был удивлен только одним — среди костяных остатков и раковин не оказалось «ни малейших следов морских крабов, которые водятся здесь в изобилии и превосходное мясо которых весьма ценится в настоящее время проживающими здесь гастрономами всех наций». Этот факт вряд ли мог объясняться, по его мнению, тем, что «древний народ, так неразборчивый на пищу», питал отвращение к крабам. Скорее всего отсутствие остатков крабов в раковинных кучах могло зависеть, говорит он, от перемены климатических условий в стране или от того, что тонкий покров краба не мог сохраниться в земле.

Материал для изготовления каменных орудий был различного происхождения. Гальки-молотки подбирались здесь же, на берегу полуострова. «Дети и взрослые выбирали их для себя по силе своих рук на ближайшем шорском берегу, где и теперь много галек этой самой породы». Напротив, «крепкие, кристаллического происхождения камни, из которых сделаны были шлифовальные орудия, привозимы были ими или вымениваемы на другие продукты в других местностях, потому что до сих пор я нигде не встречал вдоль взморья, ни в прилежащих горах обнажений этой породы». Таким образом, Янковский допускал наличие примитивного обмена сырьем для каменных изделий.

Заинтересовало Янковского и расположение раковинной кучи: далеко от моря, на северном склоне возвышенности, открытом для самых холодных и постоянно дующих зимою северных и северо-восточных ветров. Выбор места «для табора» на возвышенности мог объясняться, по его мнению, или «повышением берега, вследствие чего место табора удалилось от настоящей морской черты», или тем, что люди предпочли это высокое место низменному взморью, как более сухое. Таким образом, им был впервые поставлен вопрос, до сих пэр интересующий исследователей и остающийся неразрешенным, — о зависимости нахождения раковинных куч от колебаний уровня Тихого океана и его побережья и, следовательно, о геологическом возрасте этих археологических находок.