Принципиально новые открытия

Принципиально новым в работах Полякова по исследованию поселений с раковинными кучами в Приморье, в сравнении с его предшественником, М. И. Янковским, было именно то, что он впервые попытался поставить древнейшие культуры Приморья в конкретную связь с культурами соседних областей Азии, в первую очередь Сахалина и Японии. Как зоолог И. С. Поляков прежде всего уделил специальное внимание фауиистическим остаткам из раковинных куч Приморья и сравнил их с фауной древних поселений Сахалина. Кухонные остатки этих «первобытных жителей Приморья», уцелевшие на берегах Амурского залива, напоминали Полякову по обилию раковин южносахалинские древние поселения в районе Анивского залива. Они отличались, однако, от последних «по содержащимся в них костям млекопитающих. На Сахалине было много костей морских животных, в том числе кита. В Приморье их, очевидно, не было.

Отличны были и каменные орудия. На берегах Амурского залива «в разрытой куче из раковин» нашлись каменные орудия «исключительно шлифованные; то были точеные топоры, а также стрелы и копья, прекрасно вышлифованные из глинистого сланца или пород зеленокаменных». В отличие от Сахалина, в Приморье «нет следов кремня или каких бы то ни было оббитых, околоченных орудий», — писал Поляков о каменном инвентаре из раковинных куч в Посьсте и вблизи устья реки Нарва.

Столь же ценным было сделанное им, хотя и в общей, но достаточно определенной форме, сопоставление археологических находок из Приморья с этнографическим материалом. «Я же со своей стороны, — писал он, — нашел, между прочим, многие предметы и документы у народов еще ныне живущих, вполне напоминающие добытые в остатках каменного века». Так, «сточенные копья и стрелы» из Приморья напоминали ему такие же изделия, еще недавно бывшие в употреблении на Алеутских островах. Как известно, на Алеутских островах в XVIII — начале XIX века в широком употреблении были шлифованные наконечники (носки) гарпунов из шифера И такие же мужские и женские ножи эскимосско-алеутского типа, обслуживавшие хозяйственные потребности приморских охотников и рыболовов. Эти эскимосско-алеутские вещи из шифера, несомненно, и имел в виду И. С. Поляков.

В 80-х годах происходит важное событие в истории исследований Дальнего Востока, которое имело большое значение и для археологии Приморья. В 1884 году создается первый местный научно-исследовательский центр — Общество изучения Амурского края. Председателем общества был избран Ф. Ф. Буссе, видный общественный деятель, большой знаток края, много сделавший для его изучения и освоения.

Это был, говорилось в статье, посвященной его памяти, «идеалист, яркий продукт 60-х годов, очень скромный в своей жизни, привычках и требованиях, спартанского, почти диогеновского направления, он жил лишь для дела, «для науки», но в нем всегда била ключом энергия, жизнерадостность, подчас чисто юношеское веселье». Суровый и строгий, особенно по отношению к людям, чуждым ему по духу, Буссе «преобразовывался и одухотворялся, когда затрагивались интересы близких ему людей, его любимые темы о древностях, раскопках, истории края... он становился тогда юным и красноречивым». Увлеченный историей и археологией края, Буосе сумел объединить вокруг общества и кругах людей, заинтересованных исследованием древностей Приморья. Поэтому в деятельности Общества изучения Амурского края археологические работы сразу заняли видное место и приобрели систематический характер. Это были широко поставленные по тому времени полевые исследования, научные раскопки древних могильников и поселений различных типов.