Обнаружение древнего поселения

При обследовании древнего поселения на полуострове Песчаном Арсеньев ограничился лишь шурфовкой, в результате чего жилища оказались неизученными, а часть из них даже пострадала. Тем не менее им был собран обширный материал в виде каменных изделий и керамикил. В. К. Арсеньев с большим вниманием собрал также фаунистический материал и использовал его для важных выводов, касающихся природных условий и хозяйственной жизни древнего населения Приморья, а также изменения этих условий в последующее время. На основе этого материала он сделал важный вывод о том, что основой жизни первобытных обитателей Песчаного были охота и рыболовство. Вывод этот сохраняет свое значение и сейчас, хотя вопрос о существовании земледелия и морского промысла у жителей Приморья периода поселений с раковинными кучами ставится теперь в иной плоскости.

Несмотря па значительную ценность материала, собранного В. К. Арсеньевым на полуострове Песчаном, и интересные выводы, ни отчет В. К. Арсеньева, ни его коллекции с Песчаного не были опубликованы.

В. К. Арсеньеву принадлежат также три работы, в которых он ставил общие вопросы древнейшей истории Приморья. Одна из них — «Ледниковый период и первобытное население Восточной Сибири», в которой он попытался наметить в общих чертах историю этого края с конца ледникового периода. Основной вывод Арсеньева заключался в том, что по мере движения с запада на восток увеличивается количество реликтовых, пережиточных форм в природе и человеческой культуре. На крайнем востоке Азии можно видеть наиболее древний животный и растительный мир и такое же древнее население, такую же первобытную культуру. «Насколько флора и фауна являются реликтовыми в Приморском крае, настолько же реликтовым будет и его туземное население», — писал Арсеньев. Свидетельством в пользу этого вывода были, по его мнению, свайные постройки у айнов, гиляков и ительменов, полууглубленные в землю жилища коряков, пережитки группового брака у гиляков, территориальных родов у удэгейцев, переноска огня в трубчатой кости у эскимосов, добыча огня трением у чукчей, коряков и гиляков, каменные орудия у тех же коряков, чукчей (то есть азиатских эскимосов).

Еще древнее население и культура Северной Америки. Наиболее древним племенем, по словам В. К. Арсеньева, являются эскимосы, у которых до сих пор существует культура обитателей Европы ледникового периода.

Эти выводы были заимствованы Арсеньевым из исследований XIX века и не подтверждаются современной наукой. Теперь установлено, что эскимосы вовсе не являются реликтовым племенем, прямыми потомками мадленских племен западноевропейского палеолита. Их культура не имеет никаких точек соприкосновения с культурой мадлен, а некоторое общее сходство между ними объясняется только конвергенцией, то есть влиянием одинаковых общих условий природного окружения, образа жизни и хозяйства.

Не может быть принята и другая мысль Арсеньева о молодости всех вообще памятников каменного века на севере Азии сравнительно с европейскими. Теперь установлено, что несмотря на наличие на северо-востоке Азии еще в XVIII — XIX веках отсталых культур каменного века, там имеются следы еще более древних культур, то есть при всей отсталости даже самые «первобытные племена» Северной Азии к Северной Америки вовсе не являются подлинно первобытными людьми. Как и другие народы земного шара, они прошли свой собственный, сложный исторический путь, создали свои, во многом своеобразные и самобытные, культуры. Одним из наиболее ярких примеров самобытного развития и являются эскимосы, которых многие ученые, в том числе и Арсеньев, считали живыми людьми европейского палеолита, современными младенцами.