Различия в культурах

Принципиальное различие между обеими культурами прослеживается в сфере бытового уклада, в том числе в конструкции жилищ. Так, вместо легких чумов сибирских лесных охотников и рыболовов на Дальнем Востоке жилищами служили в основном прочные полуподземные дома, часто образовавшие большие поселки из тесно группировавшихся друг около друга десятков домов — настоящие деревни каменного века. Следовательно, в отличие от бродячих или полубродячих жителей сибирской тайги обитатели Амурского края уже в неолите были такими же оседлыми рыболовами, как современные ульчи, нанайцы, гиляки.

Эти особенности бытового уклада древних амурских племен были непосредственно связаны с характером их хозяйственной жизни, основу которой составляло рыболовство с такими специфическими явлениями, как массовый ход морской рыбы на нерест в реки Тихоокеанского побережья, прежде всего в Амур. Одновременно было отмечено, что древние культуры Амура, почти не соприкасавшиеся с культурой лесных охотников и рыболовов Сибири, обнаруживают близкие и многосторонние связи с южными культурами Тихоокеанского бассейна.

Тогда же, на материалах, собранных в долине Амура в 1935 году, была разработана и первая схема хронологической классификации древних памятников Нижнего Амура. Был выделен этап мезолита, или раннего докерамического неолита (деревня Осиповка — «Гора Суя» в районе Хабаровска), а также две фазы неолита. Итак, за время изучения древнейшей истории Приморья трудами М. И. Янковского, В. П. Маргаритова, Ф. Ф. Буссе, В. К. Арсеньава, А. И. Разина, А. Я. Гурова, Г. С. Новикова-Даурского был накоплен значительный материал и поставлен ряд важных исторических проблем.

Чтобы оценить вклад в науку первых исследователей прошлого Дальнего Востока, достаточно вспомнить условия, в которых совершал свои путешествия В. К. Арсеньев, чья деятельность служила образцом для других исследователей Дальнего Востока. Арсеньеву и его спутникам не раз грозила гибель в мертвой снежной пустыне, в диких горах и тайге. Неоднократно они оказывались на грани голодной смерти. Только мужество этих людей, воля к победе выводили их из критического положения.

К сожалению, собранные различными исследователями материалы по ранней истории Приморья обычно не обрабатывались и не опубликовывались, а оседали мертвым грузом в музеях и иногда бесследно исчезали. Загадочно исчезла сводная рукопись В. К. Арсеньева о древностях Приморья, то же самое случилось и с образцовым, по словам современников, архивом Ф. Ф. Буссе.

В опубликованных материалах по ранней истории Дальнего Востока имелись крупные пробелы. Не выяснен был вопрос о первоначальном заселении юга советского Дальнего Востока человеком. Не были разработаны вопросы периодизации неолита, раннего железного века. Янковским, Маргаритовым Арсеньевым, Разиным, Иваньевым, Гуровым, Новиковым-Даурским в музеях Владивостока, Хабаровска, Благовещенска были собраны обширные коллекции из раковинных куч, поселений железного века и средневековых памятников, по которым можно представить материальную культуру того времени, отчасти хозяйство, а также животный мир. Но в целом культура и история древнего населения Дальнего Востока, оставившего следы своей жизни у берегов Тихого океана и на берегах Амура все еще оставались неясными и загадочными.