Инвентарь в археологических находках

Инвентарь оленьинского мезолитического комплекса представлен прежде всего нуклеусами. Они делятся на две основные группы. В первую входят обычные нуклеусы, употреблявшиеся для изготовления крупных пластин и отщепов. Пластины снимались преимущественно с узкого края нуклеуса, с его «торца».

Следующая и самая многочисленная группа нуклеусов в коллекции — нуклеусы-скребки и их заготовки.

Пластины из мезолитического комплекса на поселении Олений-1 делятся на две резко обособленные группы: на обычные ножевидные пластины и на микропластинки. Из обычных ножевидных пластин изготовлялись с применением краевой ретуши различные режущие инструменты, а также скребки. Пластины все относительно широкие и крупные, трехгранные и четырехгранные в сечении. Узких и длинных со строго параллельными гранями на спинке пластин, типичных для настоящих нуклеусов призматического типа, в коллекции нет вовсе. Характерными для нее, как и для инвентаря устиновского поселения-мастерской, являются большие широкие пластины, снятые, очевидно, как и в Устиновке, с односторонних нуклеусов леваллуазских форм.

Судя по находкам в Оленьем-I, мезолитические насельники этих мест жили совершенно другим бытовым укладом, чем позднейшие неолитические земледельцы Дальнего Востока. Это были, очевидно, бродячие охотники-собиратели, еще не умевшие строить постоянные жилища.

Не менее важны для понимания событий, происходивших в жизни племен Приморья в мезолитическое время, и находки в первом сверху культурном слое древнего поселения-мастерской в Устиновке. В этом слое найдены эпилеваллуазские и подпризматические нуклеусы, с которых снимали ножевидные пластины. В верхнем слое увеличивается количество правильных ножевидных пластин. Из них древние мастера выделывали концевые и боковые скребки, срединные и боковые резцы, проколки.

В верхнем слое появляются новые формы каменных орудий, которых нет в нижнем слое. Это прежде всего листовидные наконечники копий или дротиков. Длина их 10—12 см. С обеих сторон они отделаны тонкой ретушью. Среди нуклеусов встречаются настоящие призматические с параллельными площадками. Но основной процент нуклеусов составляют все-таки эпилеваллуазские и тюдпризматические, с которых древние мастера продолжали скалывать пластины, как правило, с одной стороны. Для датировки этой культуры важное значение имеют находки подобных орудий труда в третьем культурном горизонте на Осиновском холме. Там также найдены подпризматические и эпилеваллуазские нуклеусы, боковые и концевые скребки. В Сибири этот период, датируемый радиоуглеродным методом, относится к концу плейстоцена — началу голоцена. Вполне вероятно, что подобная культура на территории южной части Дальнего Востока существовала довольно продолжительное время — на протяжении раннего голоцена. Если в палеолите наблюдается некоторое единство в развитии форм каменных орудий как Приморья, так и Приамурья, что свидетельствует также о несомненной этнической общности этих территорий, то в мезолите наблюдается резкое отличие инвентаря памятников Приморья и бассейна Амура. В то время, когда в Приморье существовала культура, характерная ряду памятников с пластинчатой техникой, в бассейне Амура продолжала существовать галечная традиция, но уже более совершенная, чем осиновская. Самый ранний ее памятник, видимо, мастерская Кумары, расположенная в 2—3 км от первых двух местонахождений.