О древних племенах

Племена позднего мезолита Дальнего Востока вели, по-видимому, полукочевой образ жизни, точно так же, как и их предшественники — охотники верхнего палеолита. Однако у них уже появились орудия труда, которые знаменовали важные изменения как в хозяйстве так. и в образе жизни. Первым таким орудием был двусторонне обработанный ретушью нож, миндалевидный, или лавролистный по форме. Такие ножи отвечали потребностям охотничьего хозяйства: ими можно было пользоваться как кинжалами, если они закреплялись на короткой рукояти. На длинной рукояти-древке эти клинки употреблялись в качестве наконечников копий. Не удивительно поэтому, что они появляются еще у охотников позднего палеолита и раннего мезолита, как это мы видели в Кумарахи в верхнем слое Устиновки — Зеркальной. Еще более важной была роль первых топоровидных орудий хабаровских мезолитических поселений.
Пользуясь своими еще не шлифованными, а только оббитыми каменными топорами, древние обитатели больших речных долин Восточной Азии и островов Тихого океана могли гораздо шире использовать богатства лесов и вод, успешнее строить не только убежища от дождя или холода, но и изготовлять различные охотничьи приспособления, а также ловушки для рыбы в виде заколов, верш.
Появление каменного топора должно было иметь и другие, не менее важные для истории Восточной Азии последствия. Приморские окраины Азиатского материка в это время были, по-видимому, населены уже достаточно широко. С переходом от простого собирательства съедобных моллюсков и водорослей, выбрасываемых океаном, к рыболовству в открытом море местное население гораздо полнее, чем прежде, осваивает морские просторы. Прибрежные рыбаки и охотники на изготовленных каменными топорами неуклюжих лодках передвигаются от бухты к бухте, от одного залива к другому, а затем проникают и на соседние острова, многие из которых, вероятно, еще не видели человека. Начинается новая большая полоса в жизни прибрежных племен — океанический период их истории.
Таким образом, уже в мезолитическое и ранненеолитическое время наметился переход к совершенно новому хозяйственно-бытовому укладу, определилась перспектива последующего развития.
Конечно, население этих областей Азии в раннем неолите было крайне редким, а отдельные пункты, занятые людьми, чередовались с огромными незаселенными областями. Человек был подавлен буйной девственной природой юга. Его маленькие поселки-стойбища терялись в сплошных зарослях лесов. Но дальнейшие перемены во всех областях жизни были не за горами.
Используя достижения своих предшественников, обитатели Дальнего Востока вскоре пошли далеко вперед. Они научились шлифовать камень и достигли в этом деле значительного по тому времени мастерства. У них появились лук и стрелы. Широко распространилось гончарство. И, самое главное, у них с течением времени все больше и больше развивается новая отрасль хозяйства, ставшая основой жизни этих племен, всей их культуры, — рыболовство.
Последнее, о чем следует здесь сказать, — это о культурных связях и своего рода культурном обмене того отдаленного времени. Древнее население, как мы уже видели, находилось не в изоляции от своих соседей, в том числе не только ближайших, но зачастую и очень далеких.