Древнее поселение возле села Малышево

Неолитическое поселение обнаружено в 400 метрах от окраины села Малышеве ниже по течению Амура. Поселение расположено на 2-й надпойменной террасе, в настоящее время занятой смешанным лесом, тянущимся до окраины соседнего нанайского села Сикачи-Алян. На этом поселении удалось раскопать часть одного из жилищ.

При его раскопках керамика встречалась постоянно, иногда концентрируясь небольшими группами. Внешняя поверхность ее покрыта раствором красной глины. Вся керамика с примесью шамота. Орнамент из прочерченных линий, иногда с последующим заполнением белой краской. Орнаментальные комбинации образуют треугольники, овалы, прямые опоясывающие сосуд линии. Овалы чаще всего выполнены двумя линиями, пространство между которыми заполнено отпечатками гребенчатого штампа.

Пол жилища представлял собой довольно ровную горизонтальную площадку, на которой обнаружено несколько крупных камней, образующих полукольцо. Часть его уходила под бровку. Среди камней залегало большое количество углей и обожженных косточек. Это сооружение напоминает очаг. Он располагался неподалеку от плечиков и служил, по-видимому, для дополнительного обогрева жилища. Кроме того, второй зольник находился приблизительно в центре жилища, в 2,5 м от первого.

На полу жилища найдены фрагменты керамики, покрытые красной краской. Орнамент сосудов двух видов: в виде вертикального зигзага, выполненный или прочерченными линиями, или гребенчатым штампом, а также в виде спиралей, прочерченных по широкому тулову сосудов.

Из каменных изделий найдено несколько скребочков на отщепах, наконечники стрел листовидной формы, ретушированные со всех сторон. В шурфах на этом поселении и в жилище не найдено пластинчатых нуклеусов и изделий из ножевидных пластин. Не встречено на поселении также амурской плетенки, характерной для жилища у мастерских. Второе поселение относится к более позднему этапу неолитической культуры Нижнего Амура.

Важное значение для восстановления картины хозяйства, быта племен Нижнего Амура имели раскопки неолитического поселения в нанайском селе Кондон, относящегося по времени ко второму этапу неолита. Село располагается в очень удобной котловине, отгороженной с севера невысокой грядой сопок. Окружающие леса богаты дичью, и в речке Девятке, на которой стоит современный нанайский поселок, много рыбы. Не случайно у нанайцев существует легенда, с которой они связывают заселение ими этого места.

Давным-давно бродили по тайге и болотам голодные, обессиленные нанайцы. Много дней и ночей не имели они ни рыбы, ни мяса. Многие люди, не выдержав невзгод, ушли в страну мертвых. Даже самые смелые и сильные отчаялись вырваться из цепких рук беды. Но был среди них один молодой охотник, который страстно любил свой народ и хотел принести ему счастье. Когда почти уже никто не мог двигаться, он продолжал день и ночь бродить по тайге, мечтая встретить и убить сохатого, чтобы влить его теплую кровь в остывающие сердца сородичей. Вскоре пришла зима. Выпал снег. Все кругом стало белым-бело. Но нигде не было видно ни одного следа животных.

Однажды увидел охотник перед собой высокую крутую сопку. Решил он взобраться на ее вершину. «Авось оттуда какого-нибудь зверя увижу», — подумал он. Склоны сопки обледенели — трудно было взбираться по ним охотнику. Много раз скатывался он вниз, но каждый раз поднимался и снова лез наверх. И вот, когда он был уже почти у вершины, послышались гул и треск. Чем ближе к вершине, тем сильнее становился гул. Вскоре охотник взобрался на вершину сопки и увидел под ней закованную в лед речку. Лед на речке дрожит, трясется — оттого и шум. Спустился юноша к речке, увидел перед собой большую прорубь, глянул в нее, — и дух у него захватило: никогда еще не видел он так много кеты. «Наверное, она со всех рек собралась», — подумал охотник и бросился к стойбищу сообщить умирающим от голода сородичам о своей находке. Привел он их к сказочному месту, тут они и остались жить навсегда. А место это назвали Кондон.